Service Menu

«Шияан, бабушка!»


В юрте было несколько книг. Бабушка берегла их, прятала в сундук. Особенно она любила «Тувинские сказки». Как выдавался свободный час, она вынимала книгу и протягивала внуку — читай! Шериг-оол никогда не отказывался; много раз он перечитывал одни и те же сказки. Уже знал их наизусть. А бабушка всё просила снова и снова.
И вот опять она вытащила ту же книгу.
— Ну-ка, внучек, почитай самую первую сказку – про богатыря
Тут Шериг-оол вспомнил слова деда.
— Бабушка, — сказал он, — я тебе много сказок прочитал, а ты мне свою сказку всё ещё не рассказала. Сказку о том, как парень-сирота изучил три науки и победил злого хана.
— Да я уж и забыла всё...
— Шияан[1], бабушка. Ну, жил когда-то в давние времена...
— Шияан, — вдруг начала бабушка и села поудобней.
 
Оскюс-оол, постигший три науки
 
Жил когда-то в давние времена бедный парень. Матери у него не было, был только старый-старый отец. Парня звали Оскюс-оол, что означает «парень-сирота».
Вскоре старик умер. Сыну он оставил тридцать коней, тридцать коров и тридцать коз. «Нет у меня братьев, нет у меня сестёр, — подумал Оскюс-оол. — Зачем мне одному столько скота? Лучше я его променяю на три науки».
Он погнал свой скот на север. И вот увидел три юрты. Он вошёл в одну из них. Там люди играли в шахматы.
— Откуда ты пришёл? Что ты ищешь? — спросили его.
— Я пришёл с юга. Родители мои умерли. Мне оставили много скота. Я решил променять его на три науки. Научите меня играть в шахматы, и я отдам вам тридцать коз, — сказал Оскюс-оол.
Игроки согласились, взяли у него тридцать коз и за месяц научили играть в шахматы. Оскюс-оол стал играть даже лучше своих учителей. «Одной науке я выучился, — подумал он, — осталось ещё две». Он попрощался с учителями и погнал свой скот на север.
Скоро подъехал к юрте. В ней три человека показывали друг другу китайские фокусы.
— Откуда ты пришёл? Что ты ищешь? — спросили его.
— Я пришёл с юга. Родители мои умерли. Мне оставили много скота. Я решил променять его на три науки. Одной я выучился — умею играть в шахматы. Научите меня вашим фокусам — и вы получите тридцать коров, — сказал Оскюс-оол.
Фокусники согласились, взяли у него тридцать коров и за месяц научили своему искусству. Оскюс-оол стал показывать фокусы даже лучше своих учителей. «Две науки я знаю, — подумал он. — Осталась одна». Он попрощался с учителями и погнал своих коней на север.
И снова встретил юрту. В ней три человека сидели и считали. Оскюс-оол рассказал им, что своих коз и коров он променял на две науки — умеет играть в шахматы и показывать фокусы.
— Научите меня считать — и вы получите двадцать девять коней, — сказал он.
Учёные люди согласились, взяли у него двадцать девять коней и за месяц научили счёту. Оскюс-оол стал считать не хуже своих учителей.
«Я выучился трём наукам, — подумал он, — теперь можно ехать по аалам[2]». И поехал на своём единственном коне.
Вскоре он услышал, что Караты-хан, который живёт за перевалом, играет со всеми приезжими в шахматы. Кто ему проиграет, должен всю жизнь бесплатно пасти его овец, а кто трижды его обыграет, может забрать весь его скот с пастухами. Но никто пока не обыграл хана. Каждый, кто играл, стал его вечным работником.
«Я должен сыграть с Караты-ханом, — подумал Оскюс-оол, — не зря я выучился трём наукам».
Когда парень спустился в степь, он увидел множество овец. Это были овцы Караты-хана. Оскюс-оол пересчитал пастухов. Их было девяносто девять. «Если я проиграю, будет сто. А если я выиграю, все пастухи будут свободны». И Оскюс-оол смело пошёл вперёд.
— Откуда ты? Что тебе надо, странник? — спросил его Караты-хан.
— Я приехал из-за гор. Хочу сыграть с вами в шахматы. Я слы­шал, что можно выиграть ваш скот, — ответил Оскюс-оол.
— Ха-ха-ха! — рассмеялся хан. — «Выиграть»! А когда ты спу­стился с гор, ты что-нибудь видел?
— Да, хан, я видел ваших овец и пастухов.
— Пойди-ка сперва сосчитай, сколько там пастухов, а уж тогда будем играть, — сказал хан.
— Я уже сосчитал, — ответил Оскюс-оол. — Их девяносто девять. Если я проиграю, будет сто. А если выиграю, все пастухи будут свободны!
Удивился хан, что простой человек счёту обучен, и сел играть. Скоро увидел, что проигрывает.
— Э-э, парень, постой, шахматы — игра трудная, долгая. А человек есть-пить хочет. Давай отдохнём, поедим, — сказал он.
Жена хана принесла им еду на двух золотых тарелках. Оскюс-оол понял, что еда, которая стоит перед ханом, глаз просветляет и ум оживляет, а еда, которая стоит перед ним, глаз затуманивает и ум одурманивает. Не зря он учился фокусам. За то время, пока хан глазами моргнул, Оскюс-оол успел обменять тарелки. Хан ничего не заметил.
После еды продолжали игру. Через несколько ходов хан проиграл.
— Один раз я выиграл, осталось два, — спокойно сказал учёный парень.
Хан злобно на него посмотрел, и они начали играть снова. И опять Оскюс-оол одолевает, и опять хан кричит:
— Принеси, жена, вкусной еды — силы наши подкрепить! Опять перед ними появились две золотые тарелки, и опять их сумел поменять ловкий парень.
После еды продолжили игру. Глаза хана затуманились. Не знает, что делать. Быстро проиграл.
— Осталось обыграть вас всего один раз, — сказал Оскюс-оол. Хан со страхом на него посмотрел, и они начали последнюю игру. После первых ходов хан понял: не одолеть ему Оскюс-оола. Снова приказал, чтобы принесли еды, снова Оскюс-оол поменял тарелки. Только хан поел — в глазах его зарябило, фигуры запрыгали. Три хода сделал и мат получил.
— Ну что, хан, все три раза я выиграл! Весь скот и все пастухи – мои!
А хану и ответить нечего. Пришлось признать победу бедняка. Жалко расставаться со скотом и пастухами, да ничего не поделаешь.
— Всё теперь твоё, — тихо проговорил Караты-хан. — Бери, владей.
— Богатства мне не надо, — сказал учёный парень. — Все пастухи будут свободны. И каждому я дарю овец, которых он пас. С этими словами Оскюс-оол сел на своего коня и уехал.




[1] Шияан (тув.) – приблизительно означает: «Ну вот так». Этим словом обычно начинают сказку или ободряют сказителя.

[2] Аал (тув.) — селение; несколько кочующих вместе юрт.