Service Menu

Часть первая. Год моего рождения – год Курицы


Говорят, лошади знакомятся через ржание, а люди узнают друг о друге через разговор. Давайте я немного расскажу вам о себе, может, узнаете, что интересное, а надоест, так я замолчу.
Я родился в год Курицы, в последний месяц осени, семнадцатого дня, в час Овцы.
Раньше у нас летосчисление, и годы рождения, даже время суток считалось по-иному. Например, сутки делились пополам, из них двенадцать часов относилось ко дню, а двенадцать — к ночи, и каждый час имел свое название. Первый назывался Мышь, второй — Корова, третий — Барс, четвертый — Заяц, пятый — Дракон, шестой — Лошадь, седьмой — Змея, восьмой — Овца, девятый — Обезьяна, десятый — Курица, одиннадцатый — Собака и двенадцатый — Свинья.
Если нужно было сказать, что встал я в четыре утра и работал до двенадцати ночи, говорилось так: «В час Зайца поднялся и работал до часа Свиньи».
Так же точно велось летосчисление, и названия лет шли в том же порядке. Таким образом, день рождения у человека наступал через двенадцать лет.
По преданию старины каждый год имеет свои особенности. К примеру, год Свиньи считается урожайным и плодовитым, свинья, на наш взгляд,— трудолюбивое животное: рыхлит своим пятачком землю и сама кормится. Год Курицы считается годом обилия птичьего рода, да и вообще годом богатым — ведь птицы все едят. Кроме того, в этот год человек не опаздывает и не обгоняет свое счастье: петух криком отмечает точное время, — раньше, кроме него, у нас и часов не было. Поэтому же год Курицы считается правдивым годом.
Мой старший брат Бадый родился в год Лошади, а сестренка Узун-Кыс — в год Мыши. Играя, мы часто спорили, чей год лучше,— из кожи вон лезли, пытаясь придумать что-нибудь уж очень убедительное в защиту своего животного. О-о, как геройски защищал я курицу!.. Выходило, что лучшего года и пожелать трудно. Бадый тоже, как мог, расхваливал свою лошадь.
— Когда есть лошадь — степь коротка, перевал невысок, идущего сзади оставишь. На войне в седле врага скорей победишь. На празднике — во всех играх ты первый! — Подумав, он добавлял:
—Даже на священном знамени лошадь нарисована!
А бедняжке Узун-Кыс приходилось трудновато. На самом деле: за что мышь похвалишь? Зерно крадет, силенки нет, ноги короткие, мясо да шкуру ценят разве что хищники, которые на нее охотятся. Кошка, собака, змея, хорек, ястреб, коршун — все, кому не лень, нападают на нее. Даже пословица есть: «Торопливая мышь попадает в молоко». В общем, совсем никудышная зверушка. Часто Узун-Кыс плакала из-за нее, однажды даже к бабушке жаловаться побежала:
— Зачем меня в год мышиный родили? В такой год я не буду больше родиться! Лучше снова переродите меня, я даже спать не могу из-за этого года!
— Дразнят тебя ребята? Э, бестолковые черепахи! — стала утешать ее бабушка.— Что это они так охаивают год моей малышки? Не понимают силу мыши, а ты, глупая, им и ответить не можешь?.. Знаешь, почему мышь получила первая свой год? Не так просто он ей достался...
Поспорили мышь с верблюдом, которому тоже хотелось получить год первым: кто раньше увидит восход солнца, тот и выиграет спор. Верблюд с радостью согласился, он гордился своим высоким ростом и считал, что, уж конечно, ему будет легче заметить зарю, нежели крохотной мышке. Лег себе спокойно головой к востоку, жует жвачку, дремлет.
А мышка тихонько забралась по хвосту верблюда на спину, миновала горбы, вскарабкалась дальше по длиннющей его шее и улеглась между ушами глупца мордочкой на запад. Упал первый луч на белки западных гор, мышь закричала: «Эй, гляди! Солнце появилось! Брось жевать, поверни голову!»
Так и проиграл глупый верблюд умной мышке. Дело-то не в росте, а в смекалке.
Есть еще легенда о мышке по имени Чолдак-Ой. В поисках еды забралась она в хуре[1] как раз во время богослужения. Люди молились, служки совершали обряды, а перед бронзовыми божками   была расставлена   роскошная посуда из серебра и меди, полная всякой еды. Чего там только не было: масло, сахар, сало, просо, жареная мука!
«Неплохо живется этим могущественным богам!» — по­думала мышка и решила внимательно все осмотреть. Облазила и оглядела богов снаружи: важные, сверкающие... Но любознательная мышь залезла и вовнутрь и даже попробовала богов на зуб. И что же? Внутри они были из глины!
«Да их сделал человек!» — сообразила догадливая мышка и тут же принялась вить в одном из божков гнездо, а затем вывела мышат, благо в хуре было много еды. Мышь Чолдак-Ой жила здесь довольно долго со всем своим семейством и удивлялась тому, как люди несообразительны и доверчивы.
— Вот, а ты, глупая, не верила в силу мыши!.. А в голодный год,— добавила бабушка, к пущему удовольствию Узун-Кыс,— люди находят в мышиных норах зерно и съедобные коренья. Иногда в одной норе можно целую переметную суму набрать! И мыши, выходит, помогают людям продержаться в трудное время...
Радостная Узун-Кыс побежала к нам и, захлебываясь, пересказала все эти истории.
Ну вот, из двенадцати животных, удостоенных права иметь свой год, название моему году дала курица, поэтому я не могу убивать и есть эту птицу.
 




[1] Хуре — буддийский храм.