Service Menu

«Его гармонь шаманит!»


Шораан быстро запомнил по голосам тех ребят, что каждый вечер играли на дворе в волейбол. У Сонгар-оола голос низкий и, когда близко подходил, его голос звучал, как будто наверху гремела отвесная скала.
А Хеймерек – маленький: "Ну-ка, друг, пни сюда мячик – рядом с тобой!" — кричал он таким высоким тенорком, что его голосок звонким колокольчиком звенел в ушах Шораана.
Куштааран вечно картавил и заикался: "Да-а-вай, сю-уу-да, по-по-по-ставь", — произносил он, словно впадая в транс. Игравшие в волейбол ребята, бывало, подшучивали над ним. Тогда он от злости как прыгнет над сеткой, как ударит по мячу — мяч ракетой взовьется так, что никому не остановить его. Смертельный пас — так это называется у него. Ребята знают его характер, и когда их команда начинает проигрывать, начинают дразнить Куштаарана: "Кук-ку-да, ку-ка-ре-ку-у! Короткие крылья сделай, и-ий!" Куштааран тут как тут...
— Мяч на игру!
— Не уступайте!
– Бей, как Кумаяк!
– Нет! По-колхозному!
– Впереди угол свободен!
— Куд-куда ждет, ку-ка-ре-ку устал!
— Выше подними мяч!
– Давай! Убивает!
Этот момент самый напряженный. Куштааран вышел на позицию! Болельщики и игроки считают, что все теперь зависит от разыгрывающего. Этот сверхумело повесит мяч Куштаарану над сеткой. А звали его, широкоплечего, плотно сбитого парня, с хрипучим, басистым голосом, Дырышпан. Он поднимал мяч классно! Над сеткой ровно на один вершок выше. А Куштааран, словно кошка, прыгающая на воробья, который на крыше, резко подпрыгнет, пасует! Он не пропустит малую цепь даже между двойными блоками, пробивает. Когда блокирующие, пропустив его мяч, цокают языками от досады, Куштааран от радости и удовольствия аж подпевает. Если посреди поля стоял слабак, то, бывало, он его валил своим пасом. Настолько быстро летел мяч. Даже сильные пацаны побаивались брать пас Куштаарана, то и дело ломали пальцы и долго не играли в волейбол. Мощный был пас.
Шораан скоро тоже стал заядлым болельщиком, и чтобы накалять и без того накаленную обстановку, своей "хромкой" подражал крику петуха, когда Куштааран подпрыгивал для паса.
Однажды в ноябрьские праздники в гости приехали волейболисты из Чадана, оказалось – крепкие ребята. Они, резко взяв темп, довели игру до "восьми — ноль". У чаа-хольцев стали опускаться руки. Куштаарана тоже нет, уехал играть в волейбол в Кызыл.
У каждого глаза в сторону Кызыла: когда же придет автобус, когда же приедет Куштааран? Иначе хозяева поля позорно проиграют чаданцам.
Когда счет дошел до 9:0, чаданцы уже возомнили себя победителями, стали показывать "японские", "китайские" подачи, разные невиданные пасы и приемы. Короче, начали дурака валять.
В это время ребята, встречавшие автобус из Кызыла, прямо на руках притащили самого Куштаарана. Приунывшие чаа-хольцы, услышав крик: "Куштааран!", словно косой прошлись по рядам, освобождая ему дорогу до игровой площадки.
Куштаарана поставили вместо слабого игрока. Чаданцы не знали способностей Куштаарана, и когда его выставили на поле вместо такого же мелковатого по росту парня, даже не заметили этой замены. Вот так Куштааран вышел на паковую позицию и стал пробивать блоки противников.
Бык становится героем в своем хлеву. Хозяева поля, почуяв силу, будто очнулись. Притихшие болельщики снова начали подавать голоса, сыпать острыми словечками.
— Прыщавый капитан руку вывихнул, да?
— Перевяжите ему задницу, иначе от него уйдет невеста!
Прибаутки, под аккомпанемент гармошки, на ходу превращались в едкие частушки:
Какой пас у Куштаарана!
К хвосту чаданцев
привяжет берестяную метлу
и те удерут, вот позор!
Не выдержав острых слов болельщиков и лихих атак Куштаарана, чаданцы начали нервничать и налетать друг на друга: "Зачем пропустил, почему проморгал?" Счет был в пользу чаданцев: одиннадцать – один. После замены Куштаарана он быстро сравнялся. Затем чаданцы не смогли оказать решительного сопротивления. И позорно проиграли, как про них пели в частушках Шораана.
Гости с "берестяным веником вместо хвоста", возвращаясь домой и обсуждая прошедшую игру, то с досадой цокали языками, то смеялись до упаду.
— Хоть и маленький ростом, но оказался молодцом тот пацан, а, ребята? — восторгались они Куштаараном.
— А как сильно пасует! Я палец повредил, принимая его мяч.
— Через себя бьет, даже левой рукой ударит, зверь, а не человек. Имитирует удар правой, а левой бьет в свободное место. Я так и не смог взять его мяч.
— Да, обманывает классно!
— А какой прыжок у него! Как у кошки. Хоть ростом невелик, по грудь выскакивает над сеткой,
— И руки длинные. Бьет над блоком. Не человек, черт.
— Слишком не хвалите его, воробьи! Главный виновник в этом деле — тот разыгрывающий брюхатый малый. Точно повесит мяч над сеткой. Как по заказу.
— Нет, главные — болельщики!
— Да-да, особенно тот слепой! Как начнет заводить болельщиков, словно в огонь льет масло. Гармошка его прямо так и шаманит.
— Он, подражая крику петуха или быка, делает чудеса! Ха-ха! А Куштааран, услышав гармошку слепого, словно заводится. Таких чертей кто видел, а?
— Вот и ты, отвлекаясь на него, столько пропустил, да?
— Нет, браток! Суворов говорил, что без музыки не идет в бой.
— Вот-вот, дух этих наших противников поднял тот слепой гармонист! А наши ребята, — "где собака бежит своя, где хойтпак на крупе коня", ни черта не смыслят. В ответ два-три слова кинут и заглохнут.
—Ладно! После драки чего кулаками махать-то?
Вот так чаданцы всю дорогу обсуждали ход прошедшей игры и пришли к выводу, что ее главными героями были все-таки Куштааран и Шораан.
После этой победы школьники Чаа-Холя очень полюбили своего слепого товарища. А Куштааран клялся: "Если б не он, мои короткие крылья остались бы без перьев и сломались бы мои шея и ноги! В самую трудную минуту его гармонь шаманит! Она поет, словно походная труба! И мой дух взлетает над сеткой, пас – и мяч на девятке".
Выговорившись, Куштааран, даже не покраснев, гордо смотрит по сторонам на ребят; лукаво подмигнет блестящим карим глазом. Все знают: он недалек от истины...
Умный игрок не забудет того, кто поднял дух людей в трудную минуту. Куштааран верил Шораану, как и все школьники. Шораан добился этой веры искусной игрой и пламенным словом!