Service Menu

Встреча с композитором


Однажды по селу распространился слух, что приехали артисты музыкально-драматического театра. Ученики повалили в клуб задолго до начала представления. Когда Шораан стоял среди ребят, к нему подошел отец.
— За тобой в интернат заходил, сынок.
— Папа! У меня нет денег на билет!
— Я уже купил билеты и тебе, и себе.
— Как здорово! Спасибо, папа. Когда приехал?
— Утром еще. По магазинам ходил. Я догадался, что ты захочешь посмотреть концерт, вот и взял тебе билет. Говорят, приехал композитор Лаптан. Он нам сватом приходится. Пойдем, я тебя с ним познакомлю.
Багыр, взяв руку сына, повел его в комнату, что рядом со сценой.
— Здравствуйте, Сай Сайынович!
— О-о, мой главный сват пожаловал! Проходи-проходи, садись сюда. Ну, как дела, здоровье?
— Все нормально. Не жалуемся!
— А где зимовка ваша?
— Мы сейчас в Шогуре. А вот мой сын. Он здесь учится в школе. Музыку очень любит. После концерта послушай его и дай ему совет, ладно, сват?
— А-а, я слышал про твоего сына. Хорошо, что пришли. У нас есть баянист. Его зовут Безъязыков. С детства не видит. Но играет на баяне лучше всех. Даже лучше меня. На концерте послушаете. Идите, занимайте места – народу много. Сейчас начинаем. А после концерта поговорим.
"С таким известным артистом прямо как с товарищем разговаривает. Мой отец — не простой человек", — подумал с гордостью Шораан.
Ведущая концерта приветливо поздоровалась со зрителями, открыла представление и подвела к стулу на сцене слепого баяниста, посадила. "Слепой", "Он не видит", – пронесся шепоток по залу. Этот шум больно отозвался в сердце Шораана. Струнный оркестр вдруг заиграл, словно по степи поскакали резвые кони, прозвенела веселая музыка. Шораан чувствовал, как молодые девушки танцуют на сцене, легко ступая по половицам, и его сердце возбужденно стучало.
Слепой музыкант Василий Безъязыков так искусно играл на балалайке и баяне старинные русские мелодии, что зрители плакали от восторга.
После концерта отец с сыном зашли в комнату Лаптана. В то время его вальс "Авай" гремел на всю Туву.
— Ну, как играл Василий Сергеевич? — спросил Лаптан.
— Слов нет. Это чудо! — сказал отец Шораана.
— Если захочешь, мальчик, ты тоже можешь так научиться, — обратился Лаптан к Шораану. — Давай, мы тебя сейчас же послушаем, на что ты способен. На каком инструменте играть будешь?
— Пока на игиле. Попробую.
Лаптан позвал:
— Василий Сергеевич, идите сюда. Перед вами слепой мальчик. Он играет на тувинских народных инструментах. Послушаем его. Сыграй, мальчик, на игиле.
Шораан сначала приноравливался к чужому инструменту, настраивая его и прислушиваясь к звукам. Затем медленно и задушевно заиграл "Седую Бууру".
Как только музыка набрала полную силу, и артисты, и народ, собравшийся возле двери, замолчали. Мальчик перестал волноваться, словно растворился в мелодии. Затем сыграл "Лебедя-сироту" — еще более задушевно. Когда он перестал играть, со всех сторон послышались восторженные голоса:
— Да он создан быть музыкантом!
— Из него получится прекрасный музыкант!
Мальчик очень обрадовался похвалам настоящих артистов.
Василий Сергеевич, пригласив клубного баяниста Муравьева, сказал:
— Володя, ты ведь хорошо играешь на баяне. Научи этого парня нотной грамоте. Это моя просьба. У него абсолютный слух. Он должен быть музыкантом. Постарайся, ладно?
— Я постараюсь, Василий Сергеевич! – обещал Муравьев перед всеми.
Эта встреча заронила мечту и надежду в сердце незрячего мальчика.
С тех пор Шораан стал часто приходить в клуб. Володя, Дав в руки Шораану один баян, а сам взяв другой, начинал урок. Он дал Шораану имя Толя. Ему было так удобней произносить. Шораан вскоре знал все ноты и ни разу не ошибся, когда начал сам играть. Муравьев был поражен способностями Шораана и стал еще более настойчиво учить своего удивительного приемыша.
Шораан, играя на баяне какую-нибудь новую мелодию, всегда импровизировал. Это было очень интересно.
Успех любого творчества – результат настойчивости и трудолюбия. Шораан открыл это для себя сам и очень хорошо усвоил. А потом, переступив порог неуверенности и волнений, стал выступать перед народом и на вечерах лихо играл на баяне "Амурские волны".
А Володя Муравьев явно гордился результатом своего труда и радовался тому, что появился помощник, который может заменить его в долгие субботние вечера в клубе, аккомпанируя танцующим.
Встреча с хорошим человеком всегда оставляет неизгладимый след в душе. Наказы Лаптана и Безъязыкова круто повернули судьбу Шораана, открыв путь в большую музыку.