Service Menu

Вечер в Салдаме


В эту пору ранней осени солнце у нас в Салдаме вечерами садится за хребет Башкы-Толуг. Енисей на закате шумит неистово.
— Солнце вон уже разбежалось, скоро за гору покатится, а Дагыр-Мыйыс ещё и не приходила! Беги, встречай нашу Криворожку! — просит бабушка. Мне только того и нужно. Подпрыгиваю даже: подглядел уже, где Дагыр-Мыйыс паслась после полудня. Сейчас пойдём с Калдараком будто искать: Криворожку живо домой загоним, сами наиграемся вволю.
Но что такое? Нет на примеченном месте нашей Дагыр-Мыйыс. Где же она? Достаю дудку — сам смастерил — пищу, будто охотник дичь подманивает. Это наш сигнал. Секретный! Бесшумно подкрадывается к нам с Калдараком Шиней. Подкралась да как плеснёт мне в лицо водой! Полные ладони, видно, от реки принесла, капли не выронила. Вода капает у меня с волос, стекает с лица. Калдарак, глупыш, решил, что я плачу: подбежал ко мне, жалобно скулит.
— Да не плачу я вовсе! Это Шиней дурачится, играет. След, Калдарак, след! Вон где прошла наша Криворожка!
Калдарак, принюхавшись к коровьему следу, бежит берегом вверх по реке.
У меня для Шиней есть подарок — белка. Не настоящая, правда, — из коры. Зато сам вырезал. Отдаю ей. Поглядела — да как расхохочется! Пойми их, девчонок.
— Догонишь меня? — И рванулась бегом на луг, мягкой травой поросший. Подарок мой у неё в руках зажат. Бегу за ней, бегу — никак не догнать. Дразнится ещё: отбежит и встанет, подбегу поближе — она убегает опять. Надоело мне это. Что я, заводной, за девчонкой бегать! Упал в траву ничком. Шиней по­дошла, длинной травинкой щекочет мне пятки. Вскакиваю. В тальнике залаял Калдарак. Идём туда — лай всё пуще. Нашёл! Рядом с моим псом помахивает ушами Дагыр-Мыйыс.
Ну теперь всё — домой. Ветер дует в сторону реки. Радуюсь: значит, и завтра день будет ясный. Вот если бы ветер дул с Енисея — загрустил бы я: значит, жди завтра пасмурного дня, дождливого.
Видите, как дедушка Мыйыт научил меня угадывать погоду! Вот и я, его внук, знаю повадки солнца и реки, дождей и ветров в моём родном Салдаме не хуже, чем повадки Калдарака!