Service Menu

Песня восьмая. Как Ангыр-Чечен поверила брату

Шыяан ам!
 
Благородный Тана-Херел
Повернул своего коня,
Поскакал домой — и поспел
На стоянку к исходу дня.
Но недолго в юрте гостил:
В новолунье, в рассветный час
Верный лук свой взял, уместил
В сумке — талын — еды запас,
Поклонясь горе Арзайты,
Можжевельником окурил,
И пустился через хребты
По тропе, что сам проторил.
Едет парень родной тайгой,
Напевая песню свою.
Никогда охотник такой
Не рождался в здешнем краю!
Вот на северном склоне он
Лук свой вскинул — и, верь не верь,
А на южном склоне, пронзен
Той стрелою, падает зверь.
Вот на южном склоне теперь
Он стрелу послал в синеву —
И на северном склоне зверь
Мертвым падает на траву.
Одарили парня леса,
Как хозяина своего:
Соболь, волк, и рысь, и лиса
Оказались в сумке его.
"Если я охочусь в тайге
Всех удачливей, может быть,
Почему же Балчын-Эге,
Дочку хана, мне не добыть?" –
Так он думает, осмелев,
Привязав добычу к седлу,
И сыгыт — горловой напев —
В предвечернюю льется мглу.
 
Песню брата слыша вдали,
Встрепенулась Ангыр-Чечен,
Щеки радостью расцвели,
Улыбнулась Ангыр-Чечен.
Из просторной юрты своей
Тотчас выбежала она.
Песня брата слышней, слышней,
Вот совсем уж близко слышна!
 
Хоть оно и не в первый раз,
Растерялась: с чего начать?
В этот важный, серьезный час
Чем с охоты брата встречать?
Не всегда ведь мужчин поймешь:
Даже тот, кто добр и хорош,
Иногда принять норовит
Недоступный и грозный вид.
 
Возвратилась в юрту сестра.
Взяв кувшин с водой ледяной,
На огонь очага-костра
Чай поставила травяной,
И лепешки в масле шипят:
Угощайся, любимый брат!
 
Вот подъехал Тана-Херел,
По-хозяйски все осмотрел,
"Все в порядке!" — видать, решил,
В юрту, спешившись, поспешил.
При огне очага-костра
Брату кланяется сестра,
Приглашает брата к столу,
Подает ему пиалу,
И лепешки, и сахар тут
Утомленного брата ждут.
А сестра на брата глядит:
Хорошо, что он не сердит!
И прижалась к его спине,
Словно к прочной, верной стене,
Дескать, я за твоей спиной —
Как за каменною стеной!
 
Но задумчив у брата взгляд,
Вновь куда-то собрался брат!
Говорит сестре: "Поспеши,
Косу нынче мне расчеши!"
А у брата коса длинна,
А у брата коса толста,
Как распустишь — станет она
В девять сажен, черна, густа,
Не сказать и не описать:
Месяц надо ее чесать!
 
И еще говорит ей брат:
"Отправляюсь в далекий путь:
Ты мой самый лучший наряд
Приготовить мне не забудь.
Где мои идики, сестра?
Где мой шелковый черный тон?
И да будет мой конь с утра
И накормлен, и напоен!"
 
Отвечает Ангыр-Чечен:
"Брат любимый, воля твоя,
Но больших в судьбе перемен
Опасаюсь невольно я.
Беззаветно брата любя,
Как я буду здесь без тебя?
Даже мысль для меня страшна:
Вдруг уйдешь ты на много лун?
Присмотреть смогу ли одна
Все хозяйство и твой табун?"
 
Старший брат говорит в ответ:
"Не печалься, сестра моя!
Если хочешь, один секрет
Сообщу тебе нынче я.
Рассказали про это мне
Или сам я видел во сне?
Но послушай и не забудь:
Как-то наши отец и мать
Снарядились в далекий путь —
Хана грозного повидать.
Повезли с открытой душой
Драгоценных подарка два:
Слиток золота столь большой,
Словно конская голова,
Слиток чистого серебра
С волчью голову повезли
И еще немало добра
Всевозможного припасли.
Для себя притом — ни гроша!
Но подарки должны помочь
За меня, еще малыша,
Впрок сосватать ханскую дочь.
А теперь пришли времена —
Подросли и я, и она.
На степной тропе, вдалеке
Только имя услышал я
И поверил: Балчын-Эге —
Это суженая моя.
 
Я вернусь, может, вместе с ней!
Отправляюсь теперь на юг.
Береги, сестренка, коней,
Нашу юрту и все вокруг".
И помчал его конь, гордясь,
Резвой иноходью, слегка
Влево-вправо крупом клонясь,
Как от нежного ветерка.
 
Возвратилась сестра в жилье.
День без брата скучен и сер.
Есть любимый конь у нее —
Длинногривый Донен-Мелдер.
Поскакала за братом вслед,
Поднялась на горный хребет —
Видный издали Бора-Тей,
На скрещенье многих путей,
С наблюдательной вышки той
Смотрит вдаль, напрягая взгляд,
В черный, девятигранный свой
Тот бинокль, что оставил брат.
Видит: нет преград удальцу!
Конь его летит, окрылен.
Камень величиной с овцу
Разбивает копытом он.
Если встретит холм на пути
По вершине копытом бьет,
Если гору надо пройти —
В склон гранитный копытом бьет.
Перепрыгивает перевал,
Реки одолевает вброд,
Как хозяин, смел и удал,
Неустанно летит вперед.
"Нет, не сгинет мой храбрый брат,
Нет в пути для него преград,
Не грозят ему смерть и плен,
Он достигнет чего желал!" —
Так решила Ангыр-Чечен
И вернулась в родной аал.