Service Menu

Песня восемнадцатая. Встреча Тана-Херела и царевны Балчын-Эге

Шыяан ам!
 
Вышел в город Тана-Херел.
Ясный день стоит на дворе.
Обошел кругом, осмотрел
Пышно убранный храм-хурэ
Юрта к юрте — город велик,
Не видал таких никогда!
Вот навстречу идет старик —
Вьется белая борода,
А усы его столь длинны,
Что за плечи заведены.
"Мудрый старец, почтенный дед,
В этом городе-городке
Как найти мне, дайте ответ,
Дочку хана — Балчын-Эге?"
Но с ответом медлит старик,
На лице у него — испуг:
«Придержи-ка ты свой язык.
Осторожнее, милый внук!
Видно, строгий ханский указ
Разминулся с тобой в пути:
Если кто посмеет хоть раз
Это имя произнести —
Руку правую с рукавом
Отсекут ему топором,
Снимут голову без суда
Вместе с шапкой с него тогда!»
Но, бесстрашный, все же горел
Нетерпеньем Тана-Херел:
"У меня, благородный дед,
Недостойных умыслов нет.
Внук ваш истинный по годам,
Я не выдам вас, не предам,
Согласитесь только помочь
Отыскать мне ханскую дочь!"
 
Видит старец: парень упрям.
По характеру — смел и прям,
Пожалел старик паренька,
Показал ему издалека:
"В девятиэтажном дворце
На отшибе живет она.
Видишь, парень, вон в том конце
Крыша выгнутая видна?
Вот туда и идти тебе,
Но при этом не забывать:
Три заставы на той тропе
Должен будешь ты миновать!"
 
И тотчас, не страшась ничуть,
Паренек отправился в путь.
Через город идет пешком,
Неприметен и невелик.
Только вдруг перед пареньком
Появился огромный бык,
Наклоняет к земле рога
И грозит забодать врага.
 
Но мальчишка не оробел:
Он ведь все же Тана-Херел!
За рога он быка схватил,
Резко шею ему скрутил,
И, издав свой последний рык,
Повалился замертво бык.
 
У мальчишки рука ловка:
Быстро шкуру содрал с быка,
Ноги жирные отделил
И на плечи себе взвалил.
Остальное, кончив дела,
Он повесил на крепкий сук,
Чтоб мясная пища была
Беднякам, живущим вокруг.
 
Вот к владеньям Балчын-Эге
Он подходит, вдруг два борца,
Кан-Моге и Кара-Моге,
Разом ринулись на юнца:
"Мы, ничтожный, тебя сомнем,
В рог бараний тебя согнем!"
 
Но, исполненный скрытых сил,
Их за шеи мальчик схватил,
Их обоих к земле пригнул,
В обе стороны отшвырнул!
 
Но к дворцу подошел едва,
Как навстречу кинулись два
Страшных пса: Эгер и Казар,
Остры зубы, из пастей — жар,
Разорвать хотят паренька.
Он им бросил ноги быка,
Что недавно в пути припас –
И вцепились в них псы тотчас.
А парнишка сам, наконец,
В недоступный вошел дворец.
 
Там огонь горел в очаге,
И в прозрачном тонком дыму
Дочка хана — Балчын-Эге
Улыбнулась нежно ему.
Улыбнулась, полна тепла,
Так, как будто весь век ждала.
А о чем был их разговор –
Не узнал никто до сих пор.
 
Парню был покой отведен
Во дворце — и, как говорят,
Путешествием утомлен,
Трое суток он спал подряд.
А на третье утро уже
Из дворцовых женщин одна
(Много лет своей госпоже
Приносила пищу она)
Увидала, что весь дворец
Завалился заметно вбок —
Столь тяжел был этот юнец,
Неприметный тот паренек.