Service Menu

Песня двадцать четвертая. Как Тана-Херел выплеснул яд из чашки

Шыяан ам!
 
Грозный хан, нареченный тесть
Новый праздник устроил в честь
Свадьбы дочери молодой,
Что сияла ясной звездой.
В дар для зятя он своего
Скот собрал девяти мастей
И приданое сверх того
Также из девяти частей.
И воздвиг в долине речной
Юрту новую в стороне,
Чтобы мужу с юной женой
Миловаться наедине.
Всем красива юрта, бела,
Но при этом и не мала:
Девяносто коней гуськом
Не оцепят ее кругом.
 
В гости к хану спешит народ
Собираются стар и млад,
И хозяин каждому рад.
Приглашает Малчын-Эге
К жирной пище и араге.
Веселит сердца арага —
И беседа шумна, долга.
 
Но у хана в глазах печаль,
Хану дочки любимой жаль:
Гостю дальнему отдана,
Далеко уедет она.
И у хана в глазах туман.
Что задумал великий хан?
 
Вот ночная пришла пора,
Стихло празднество до утра.
Даш-Хурен тайком прибежал
Над хозяйским ухом заржал.
"Завтра пир продолжится вновь,
Арага разволнует кровь,
Ты меня с собой приведи,
Длинный повод в руку возьми,
Примотай к руке — и сиди
Меж пирующими людьми.
В некий час тебе поднесут
Деревянный большой сосуд
С арагой — молочным вином.
Знай, что яд подмешанный в нем.
Станет хан тебя убеждать:
Дескать, выпей, любезный зять.
Раздели, мол, долю мою,
Как ведется в нашем краю.
Сделай вид, что и вправду пьешь,
Говори: напиток хорош.
Тут и дерну за повод я,
И прольется чаша твоя.
Хан рассердится, повелит:
«Что за конь у дверей стоит?
Уведите того коня!
Привяжите того коня!»
Ты на это не возражай,
Волю ханскую уважай,
Но притом еще и хитри,
Все, мол, к лучшему, говори,
У меня характер такой:
Если я невзначай упьюсь
Опьяняющей арагой —
Диким, буйным вмиг становлюсь.
А когда я бываю пьян,
То и конь у меня буян".
 
Вот прошла недолгая ночь,
Предсказанье сбылось точь-в-точь,
Хан и ханша рядом сидят.
Улыбаются, пьют-едят.
Голоса сквозь стену слышны —
Это с северной стороны
Завели пятьдесят парней
Горловую песню — хомей.
А другие звуки, нежны,
С южной слышатся стороны,
То запели там звонче птиц
Пятьдесят молодых девиц.
 
Хан промолвил: "Гости мои,
Вот бесстрашный Тана-Херел.
Он теперь уже член семьи,
Он удачлив, силен и смел.
Так налейте ж ему вина,
Пусть он выпьет его до дна!"
Хан призывно взмахнул рукой –
И несут сосуд с арагой,
Девяносто мужчин несут
Деревянный этот сосуд.
 
Даш-Хуреном предупрежден,
Не смутился, не побледнел –
Молча, хану отдав поклон,
Принял чашу Тана-Херел.
Повод яростно дернул конь,
Пролилось из чаши вино,
И ковер прожгло, как огонь,
Опалило землю оно,
Повстречало камень вино –
Растворило камень оно!
Крикнул хан, смущен и сердит:
"Что за конь у дверей стоит?
Уведите того коня,
Привяжите того коня!"
 
А могучий Тана-Херел
Лишь в глаза ему посмотрел,
В полный рост поднялся потом.
Из дворца шагнул за порог
И укрылся в лесу густом,
Чтоб никто отыскать не мог.
Отдохнул в лесной тишине
И вернулся домой, к жене.