Service Menu

Зоя Намзырай. Чтобы познать величие Саян

Величественные Саяны мои

Вспоенный материнским молоком
И обогретый материнской лаской,
Ребенок рос на стойбище родном
С душой – белее белой куропатки.
Чтобы познать величие Саян,
Живу, бреду по солнечному снегу –
Златому и серебряному, нежному,
Который людям небесами дан.
Чтобы познать мелодию любви,
Цветы искала на отрогах горных.
Дарила. Величавы и просторны,
Звучали песни сердца и земли.
Чтобы познать тревогу и печаль,
Я возвращалась по тропе к истокам,
Туда, где дни без вечера и срока, -
В такую юность, и такую даль…
Живительный источник сил, аржаан,
Дорога жизни душу иссушила,
К тебе приникну. Дай мне столько силы,
Чтобы познать величие Саян.
Саяны
Саяны с севера,
Саяны с юга…
Высокой белой шапкой
Облака.
Вершины машут шапками
Друг другу,
А на долины смотрят
Свысока.
А есть там, среди вас,
Такие скалы:
Орлам да удальцам
До них взлететь…
Косуля там приют
Себе искала,
Чтобы не добрался
Из тайги медведь,
Там молния
О камень раскололась,
Там буря плакала,
Над ветром взмыв…
И отзвенел там
Мой девичий голос,
Отбушевал там
Юности порыв.
Саяны!
Дышит ваша грудь
Широко,
Над ней - тумана
Голубая ткань…
Хочу, как вы,
Быть твердой
И высокой,
Как ваша твердь
Душа моя крепка.
Абхазия
Как необъятен и безмерен
Твой зной небесно-голубой!
Кипя, летит на жаркий берег
Зеленопламенный прибой.
Край полуденный, первозданный
Прозрачной дымкою объят,
И душу обдает дурманом
Плантаций чайных аромат.
Многоязычье, многоцветье,
природы щедрые дары…
Как грецкие орешки, дети
от солнца ласково смуглы.
И словно
Из восточной сказки,
Навек отвергнув суету,
Несут таинственно абхазки
Свою земную красоту.
Здесь берегут
И честь, и дружбу,
Здесь люди сердцем
Высоки…
И вот опять мой дух
Разбужен
Немым течением строки.
Абхазия, сестра меж нами,
Кровинка Родины моей,
Как бережно коснулась
Память
Твоей души, твоих людей!
Женщины Гулистана

Все в чуткой памяти предстанет:
Веселый Адлер, плеск волны,
Узбечки три из Гулистана
И три подруги из Тувы.
Я не забуду наши речи,
Я вспоминаю без конца,
Как три тувинки трем узбечкам
Открыли дружески сердца.
Они нам тоже говорили
О доме, внуках, о родне,
Мы все тогда впервые были
От мест родимых вдалеке.
Три гулистанки, три сестрицы,
Все три Закировны.. Сейчас
Мне почему-то часто снится
Простая ласка ваших глаз.
Три педагога, три смуглянки,
Три добрых сердца для друзей…
Нас приглашали гулистанки
Побыть на родине своей.
На Улуг-Хемские просторы
Мы тоже звали их гостить.
Из этих теплых разговоров
Соткалась дружбы нашей нить.
И вспоминать я не устану
Пожатье дружеской руки…
Тува прощалась с Гулистаном
Как могут только земляки.

Возвращаются птицы
Возвращаются птицы.
Все слышнее их песни.
Славят вешнее солнце
птицы песней прелестной.
Ты, Тува, - мое сердце,
я тобою согрета -
О тебе и поется
моя песня рассвета.
Над Саянами тучи
стабунились тревожно -
На оленей бегущих
табуны их похожи.
Гор высоких дыханье
в синеву улетало -
Я полет увидала,
я завидовать стала!
С молоком материнским
песня в душу вливалась,
В песне радость искрилась,
песне жизнь отзывалась;
От души эта песня,
от земли эта песня
Да от силы народа,
бесконечной, чудесной!
Вешних птиц щебетанье
с моей песней сольется -
Вместе славить мы станем
эту землю и солнце:
За мечту и свободу,
и души моей силу
В благодарность - народу
песню я посвятила.
Разгорается утро,
отражается в скалах…
Я, ручей, твои кудри,
как могла, приласкала,
И, согретая солнцем -
золотыми лучами,
Удержала их: в песне
золотое звучанье!
В жизни - радости море -
блеска я не искала:
Пусть словам моим вторит
эхо дальнее в скалах!
Стал народ мне семьею -
нерушимое братство.
Труд мой всюду со мною -
он мне жизнь и богатство.
Не беда, что не очень
слог мой тонко отточен –
Было б сердце открыто
да душа непорочна.
Славлю женщины силу
с чистотою девичьей
И мечты - как весною
песни ранние птичьи…
Птицы, которые возвращаются

Ничего из прошедшего я не забыла…
Вот мы с мамой идем по дороге вдвоем,
Она крепкой рукой мне ладонь обхватила,
И, коров погоняя,
Разговор мы ведем.
Помню, утро дышало покоем и волей,
Легким ветром и светом касаясь ресниц,
И тогда я впервые увидела в поле,
Незнакомых еще, удивительных птиц.
Опасаясь вспугнуть эту мирную стаю,
Мама тихо ее обошла стороной,
И сказала: «Смотри –
Вон журавль взлетает,
Не тревожь его взлета, –
Накажет! Он – твой!».
Слой тумана над полем редел журавлиным,
Теплый воздух его разносил над землей.
Этих птиц,
Моей мамой и мною любимых,
Провожали в полет мы осенней порой.
Так печалилась этой разлуке тогда я,
Когда в синь возносился крылатый их клин.
Мне казалось,
Что громкий их крик не растает,
В этом мире на сердце оставшись один.
Память детства живет,
Как предчувствие счастья.
Верю твердо:
Пока живу на земле,
Этим птицам всегда суждено возвращаться
К своим прежним гнездовьям,
А значит, - ко мне…

Песня памяти
С грустной песнею годы
друг друга сменяют.
Мои девичьи косы
уже облетают.
И ладони, что в детстве
грудь мамы искали,
от работы и времени
огрубели.
Не видать журавлей,
что тогда прилетали,
Журавлят своих малых
летать обучали.
Биче-Тей опустел
без весеннего гама,
Звонких птиц уж давно
не проносится стая,
Нет и мамы моей,
что «курай» им кричала,
Молоком им вслед побрызгав
в добрый путь провожала.
Только в склонах родных
бесконечно скитаясь,
Песня памяти мне
в наследство осталась.
В ней почудится снова
отзвук древних кочевий,
Грома юного грохот
и весенние ливни.
Взор рисует твой облик
и Хам-Дыт у дороги,
Где от ливня спасаясь,
отжимала ты косы.
Как закатное солнце
за горы садится,
Ты ушла. Даже мысли
к тебе не пробиться.
Только в дивном краю,
где тебя все напомнит
Вечной зелени луг
до сих пор меня манит.
Перевод Светланы Козловой, Галины Принцевой, Инны Принцевой, Эмсмы Цаллаговой, Саяны Ондур.