Service Menu

Волк и Заяц


Шыяан, во времена, которые были раньше раннего, древнее древнего, жили-были бездетные старик со старухой. И имели они только несколько коз. Как-то утром пошел старик пасти своих коз и думает про себя: «Человек я бездетный. А когда состарюсь, то некому будет меня кормить и ухаживать за мной. И туго мне придется тогда. Давай-ка, я возьму себе хоть кого-нибудь, сделаю своим сыном и выращу». Пригнал старик своих коз к стойбищу, а сам сел на коня и поехал к ближайшему лесу. Ехал он по лесу и увидел маленького волчонка. «Почему бы мне хотя бы этого волчонка не воспитать своим сыном» – сказал он себе, положил волчонка поперек седла и вернулся домой.
Вернулся старик в стойбище и занес волчонка в юрту.
– Зачем ты волчонка сюда принес? – спрашивает жена.
– На мое счастье мне волчонок по пути попался, – отвечает старик. – Я принес этого волчонка, чтобы научить его человеческой речи и сделать сыном.
– Ты что, хочешь отдать на съедение этому волку всех наших коз?! Отнеси его обратно! – начала ругаться старуха. Ругала она старика, ругала, да толку мало. Очень уж упрямым оказался старик.
– Нет, он будет моим сыном! – сказал он и сделал по-своему.
Итак, старик первым делом научил волчонка человеческому языку. И вскоре волчонок заговорил как человек. И кормил он волчонка человеческой едой, и растил, как человека. Когда волчонок вырос, старик отправил его пасти коз. Уж как его отговаривала жена, а он все равно настоял на своем. Вот и пошел волк пасти коз. Пригоняет вечером их в стойбище, старик посчитал, а одной козы не хватает.
– Где же еще одна коза? – спросил старик.
А волк уставился в землю и ни слова не вымолвил. Как только волк-сын вышел из юрты, жена начала ругать старика.
– Говорила тебе «не расти волка»! Вот он уже одну козу съел!
Шыяан, и на следующее утро отправился волк пасти коз.  И еще одну козу вечером не досчитались старики. Так и пошло, волк каждый день пас коз, и каждый день съедал по одной козе. В конце концов, осталась у стариков всего лишь одна-единственная козочка. И загрустил тут старик. И начал он советоваться со старухой, когда волк их не слышал.
– Что же нам делать с ним? Надо бы убить его, но рука не поднимается, ведь, он же почти как человек. Как же нам быть?
И наконец, придумал старик, как от волка избавиться. Подозвал он однажды волка и говорит:
– Вот что, сынок, завтра сюда прибывает войско Караты-Хана. Они повсеместно устраивают облавную охоту на всех зубастых, клыкастых хищных зверей. И если увидят человека в волчьей шкуре, тоже убьют. Я отнесу и спрячу тебя в укромном месте, а когда войско уйдет, снова заберу тебя. Ты согласен на это, сынок?
– Ладно, пусть так будет, – согласился волк.
Посадил старик сына в мешок из цельной выделанной кожи, завязал крепко-накрепко, взвалил на спину и пошел подальше от стойбища. Принес он волка в голую степь, сказал ему: «Лежи здесь тихонько, а я скоро приду и заберу тебя», оставил его посреди степи и поскорее ушел домой.
– Когда же отец заберет меня? – думает волк и ждет, не дождется.
Три дня и три ночи прошло, а отца все нет. А волк все лежит в степи и чуть не умирает от голода. В это время шел по степи бродячий монах – лама. Видит лама, а перед ним на дороге кожаный мешок лежит. «Что же в этом мешке? Дай-ка, посмотрю» – подумал он и развязал узелок на мешке. А оттуда выскочил голодный задыхающийся волк и хвать его зубами, да хорошо, что мимо. Лама так испугался, что даже пот ручьями потек по его лицу.
– Почему ты лежишь в этом кожаном мешке? – заговорил лама, оправившись от испуга.
Волк рассказал ему все, как было. Видит лама, что волк сильно проголодался, и от страха начал кормить его припасами из своей дорожной сумы.
– Пойдем к стойбищам, туда, где люди живут, – предложил лама.
– Нет, – говорит волк. – Туда нельзя. Там войско Караты-Хана облаву устраивает.
   И пошли они по степи. Идут, и каждый думает о своем. Волк думает о том, как бы ему поесть, а лама думает, как бы ему от волка отделаться. Долго ли, коротко ли шли, а волк снова проголодался.
– Лама, я тебя съем, – говорит волк.
– Не ешь меня! Я же тебя спас! – взмолился бедный лама и вдруг увидел коров, пасущихся неподалеку. – Видишь, там коровы пасутся? Пойдем к ним и спросим у самой старой коровы со сломанными рогами, как нам быть. Пусть она нас рассудит.
Подходят они к коровам, а те, увидев волка, пустились бежать.
– Стойте, не убегайте! Мы пришли, чтобы вы рассудили нас! – закричал лама и кое-как остановил коров.
Подошли они к самой старой корове, и лама сказал: «Вот этот волк лежал в кожаном мешке. Я развязал узел, освободил и накормил его. А теперь он хочет меня съесть. Прав ли он? Рассуди нас».
– Видите, я вырастила всех своих детей. А теперь они унижают меня и даже в еде меня обделяют. Значит, волк будет прав, если съест тебя, – сказала старая корова.
– Вот видишь? Значит я тебя съем! – обрадовался волк.
– Оо, помилуй меня! – взмолился лама. – Мужчина имеет право три раза требовать разрешения спора. Найдем еще кого-нибудь, чтобы он рассудил нас.
  С этими словами вытащил лама все, что осталось на дне своей сумы, и остатками еды покормил волка.
  Поел волк, и пошли они дальше по широкой степи. Шли они, шли и увидели табун лошадей. Подошли они к самой старой кобыле, рассказали ей, как было дело, и попросили рассудить их.
– Вырастил я вот этих своих детей, а теперь они меня все время унижают, и даже в еде обделяют. Значит, волк будет прав, если съест тебя, – сказала старая кобыла.
– Так тебе и надо! – обрадовался волк и набросился на бедного ламу.
  – Оо, помилуй! – снова запросил лама. – Ведь мужчина имеет право три раза требовать разрешения спора. Найдем еще кого-нибудь, чтобы он рассудил нас.
  Еле-еле успокоил лама волка и пошли они дальше. Но, как назло, никто не попадался им на пути. И вот, наконец-то, повстречался им заяц. Заяц, увидев их, чуть не пустился наутек.
– Эй, заяц, постой! Мы не причиним тебе зла! Только рассуди нас мудро! – сказал лама и рассказал зайцу все, как было.
– Покажите мне, где лежал этот волк. Там я вас и рассужу, – сказал заяц.
Согласились спорщики, и пошли вместе с зайцем. Шли весь день и всю ночь, и, наконец, пришли на то место, где в кожаном мешке лежал волк.
– А ну-ка, волк, залезай в мешок, покажи, как ты там лежал! – говорит заяц.
Волк быстренько запрыгнул в мешок.
  – А ты, лама, завяжи мешок так, как он был завязан! – говорит заяц.
Лама так и сделал.
  – А теперь слушайте меня оба! Волк, как лежал в кожаном мешке, так и должен лежать. Бродячий лама, как бродил по свету, так и дальше должен бродить. Пусть так будет, а то покоя от вас нет! – сказал заяц и убежал восвояси. Лама благодарно поклонился вслед зайцу и поскорее отправился поближе к людским жилищам. А волк так и остался лежать в завязанном мешке и с досадой думал про себя: «Ах, какой негодяй! Надо было мне сразу же съесть его».