Service Menu

Оскюс-оол и Караты-хан


Жил когда-то Оскюс-оол[1]. Не было у него ни отца, ни матери. Бродил по аалам, ел что подадут. Однажды он пришел к Караты-хану.
— Кто ты? — спросил Караты-хан.— Куда идешь?
Я — Оскюс-оол,— ответил парень.— Ищу такое место, где зимой в достатке бора-быда, а летом — божа-хойтпак[2].
– Ну что же,— сказал хан,— здесь есть и бора-быда и божа-хойтпак. Оставайся. Вот тебе семьдесят желтых козлов, паси их. Но смотри: паси только в горах, в степь не пускай!
На другой день Оскюс-оол погнал желтых козлов в горы. Но козлы не слушались, бежали в степь. Оскюс-оол забегался, а повернуть их в гору не мог.
— Совсем пропал я! — со слезами сказал бедный парень, — Снимет теперь хан мою голову вместе с шапкой, отрубит руки вместе с рукавами!
Вдруг неизвестно откуда появился белоголовый старик с белой бородой до пояса. Он спросил парня:
— Что ты плачешь, Оскюс-оол?
— Да вот, приказал мне Караты-хаи пасти желтых козлов в горах, а они бегут в степь.
— О, это не причина, чтобы плакать. Заверни их к горам, а как побегут в степь, скажи: «Желтые козлы, тактагалдай[3]! В черную землю тактагалдай!» — И старик скрылся.
Оскюс-оол побежал за козлами и крикнул:
— Желтые козлы, тактагалдай! В черную землю тактагалдай!
И вдруг семьдесят козлов погрузились в землю, да так, что у одних торчали только рога, а у других и рогов не было видно.
— Что за злодей этот старик! Кулугур! Гнилая стрела! Убегающий верблюд! Наверное, это сам черт! Он-то и возьмет мою голову вместе с шапкой! — закричал бедный парень и начал выкапывать козла своей короткой палкой.
Вдруг опять появился белоголовый старик.
— Что ты кричишь, Оскюс-оол?
— Ты — черт, который пришел за моей головой! Из-за тебя пропали все козлы! Как я их теперь из земли вытащу?
— О, это не причина, чтобы кричать. Ты скажи: «Желтые козлы, бодара[4]! Из черной земли бодара!» — И старик исчез.
Оскюс-оол крикнул:
— Желтые козлы, бодара! Из черной земли бодара!
И все козлы выскочили из земли и побежали в гору. Вечером Оскюс-оол пригнал козлов и вошел в ханскую юрту. Смотрит туда, сюда — все кошмы заняты ханскими слугами, негде прилечь.
— Ты почему не спишь, Оскюс-оол? — спрашивает ханша.
— Места нет, все кошмы заняты.
— Тогда ложись на землю.
Бедный парень лег на землю. И сказал:
— Хан и ханша, тактагалдай! К кровати тактагалдай!
Утром все встали, а хан и ханша от кровати оторваться не могут, лежат, как приклеенные.
– Позовите скорее ученого ламу! — кричит хан — Только он сможет нас спасти!
Пришел важный лама. Он долго перелистывал сященную книгу и звенел колокольчиком. Оскюс-оол ему прислуживал и посмеивался. Лама решил: «Наверное, Оскюс-оол что-то знает». И тихонько спросил:
— Парень, скажи мне, что надо сделать, чтобы вылечить хана и ханшу?
– О, это совсем просто, — ответил Оскюс-оол, — надо взять
вон того черного быка за хвост и прочитать молитву.
Лама побежал за черным быком и схватил его за хвост.
Оскюс-оол сказал:
— Жирный лама, тактагалдай! К черному быку тактагалдай!
Бык побежал в степь и поволок за собой ламу. Лама закричал:
— Это все Оскюс-оол! Это он виноват!
— Хватайте Оскюс-оола! — приказал слугам хан.
— Ханские слуги, тактагалдай! К черной земле тактагалдай! — быстро сказал Оскюс-оол.
Слуги, не успев схватить парня, приросли к земле. Все в аале замерло. Оскюс-оол вошел в ханскую юрту, сел на девятислойный олбук и начал есть вкусную ханскую еду.
— Пощади нас, Оскюс-оол, освободи нас, Оскюс-оол! — взмолился хан. — Я отдам тебе мою прекрасную младшую дочь, дам скот из моего скота, добро из моего добра, поставлю белую юрту, которую и девятью конями не окружить!
Оскюс-оол поверил хану и тихонько сказал:
— Хан, ханша и их слуги, бодара! От кровати и от земли бодара!
И сразу все в аале задвигались, засуетились.
— Заколите священного белого быка! — приказал хан.
Оскюс-оол бегал по аалу, радовался и кричал:
— Я буду есть мясо священного белого быка!
С быка сняли белую шкуру, а потом схватили бедного парня, зашили в шкуру и бросили в речку.
Долго плыл Оскюс-оол. Наконец попал в сеть. Старый рыбак вытащил сеть, разрезал шкуру, увидел парня и закричал:
– Что за кулугур? Откуда ты? Почему ты мешаешь мне рыбачить?
– Не сердись, старик. Имеющим глаза меня не показывай, имеющим уши обо мне не рассказывай! И я пригоню тебе жирного серого барана. — И Оскюс-оол направился к аалу Караты-хана. Пришел и видит: аала нет, он откочевал на новое стойбище. Парень пошел по следам. Семь рек переплыл, через семь перевалов перевалил и нашел ханский аал. Ночью подкрался к белой юрте и тихо проговорил:
— Хан и ханша, тактагалдай! К кровати тактагалдай!
А потом выбрал самого жирного барана и погнал к старику.
Утром хан с ханшей проснулись — от кровати оторваться не могут. Хан пригласил тридцать предсказателей из верхнего мира, шестьдесят гадателей из нижнего мира. Они долго думали, а потом сказали:
— Вы, хан, что-то спустили вниз по реке, что-то зашитое и бычью шкуру. Только это может вас спасти. Без этого не обойтись.
Хан понял, что надо разыскивать Оскюс-оола. Он приказал согнать всех своих подданных. Их собралось столько, сколько шерстинок у шести собак.
— По всей земле ищите Оскюс-оола! Доставьте его сюда! Только он может нас вылечить! — кричал хан.
По всей земле поскакали слуги. Семьдесят дней искали. И вот двое слуг нашли бедного парня в чуме старого рыбака.
— Хан приглашает вас к себе, — сказал старший.
— Передайте хану: я ему больше не верю, — ответил Оскюс-оол.
Тогда младший слуга остался сторожить парня, а старший поскакал к хану.
— Мы нашли Оскюс-оола. Но он не идет. Сказал, что больше вам не верит.
Хан переборол гнев и сказал:
— Запряги в казацкую телегу рыжего коня с черными глазами. Положи на телегу разной вкусной еды и черный когержик[5] с шестью горлышками, да прихвати черного соболя с белыми лапками! Отвези все это Оскюс-оолу, попроси, чтобы пришел.
Слуга приехал к Оскюс-оолу и с уважением передал ему ханские подарки. Старик-рыбак со старухой сели пировать.
— Ну что ж, проверю eщё раз ханскую совесть, — сказал бедный парень и поехал со слугой.
Хан лежал на кровати. Он сказал слабым голосом:
– Спаси меня, Оскюс-оол. Я отдам тебе мою дочь, дам скота из моего скота, добро из моего добра, поставлю белую юрту, которую и девятью конями не окружить! Поверь мне, дам клятву — я оближу острие твоей черной стрелы!
Оскюс-оол сказал:
– Теперь ты видишь, что я непобедим? Что ты можешь со мной сделать? — И тихонько добавил:
— Хан и ханша, бодара! От кровати бодара!
На этот раз хан выполнил свое обещание. А вскоре Оскюс-оол стал править этим ханством. Он жил долго и счастливо.
Рассказал Чалбай-оол из Барун-Хемчикского района. Записал М. Люндуп. Перевод Марка Ватагина. На русском опубликовано в сборнике «Тувинские народные сказки. Издательство «Наука», главная редакция восточной литературы. Москва - 1971
 




[1] Мальчик-сирота. Оскюс – сирота, оол – мальчик, парень.

[2] Божа-хойтпак и бора-быда — самая дешевая, самая бедная еда, Божа — остатки, отходы кислого молока после перегонки аракн. Хойтпак — кислое, снятое молоко. Быда — крупа, крупяной суп, Бора — серый. Бора-быда — серый крупяной суп.
[3] Тактагалдай — непереводимое слово-заклинание. Должно обозначать: «приклейся», «прилипни», «пристань».

[4] Бодара — слово-заклинание, обозначающее «отлипни», «отстань».

[5] Когержик — плоская кожаная фляга для араки.