Service Menu

Валерий Прищепа. Драгоценный человек


И жизни цена не повысится
и не понизится:
Цена неизменна тому,
чему нет цены.
   Евгений Евтушенко
Добрую четверть века я знал Г.И. Принцеву  и всегда,  особенно сейчас, когда её нет среди нас, гордился дружбой с ней. Мы познакомились с Галиной Ивановной в конце 1980-х годов, когда она сменила на посту председателя государственной экзаменационной комиссии, доцента тогда ещё Кызыльского пединститута М.А. Хадаханэ. До этого времени я слышал от своих старших коллег по кафедре литературы Абаканского пединститута о том, что в Кызыле живёт и работает интересный  поэт, переводчик и литературный критик – Галина Принцева.  Вся эта информация  поступала в моё сознание  в превосходной степени. Было понятно, что для абаканских литературоведов Галина Ивановна – человек, близкий по духу и профессиональным занятиям.
Я сразу же, как близкий  слову филолог,  отметил полное соответствие её редкостной фамилии, стиля поведения и по-своему уникальной внешности. Не высокомерие и вальяжность королевы, а именно изящество принцессы было сутью её облика.
Позднее я не раз убеждался и в большем – звучная фамилия совпадала с глубинным, сущностным содержанием её личности. Внешне открытая для окружавших её студентов и преподавателей абаканского филфака, Галина Ивановна всё-таки держала некоторую дистанцию, ведя себя при этом отчётливо корректно. Сверкающие искорки её всёпонимающих черносмородиновых глаз одновременно притягивали к ней, и в то же время напрягали многих: что это она всегда смеётся, не над нами ли? Я был не раз свидетелем того, когда на госэкзамене в Абаканском пединституте, председатель комиссии вдруг неожиданно останавливала взгляд на отвечавшей студентке и смотрела минуту-две на неё молча и не мигая. У многих это вызывало шоковое состояние: приветливая улыбка и пронзительный взгляд входили в полное несоответствие и рождали ощущение опасности: это конец, завал.
Я заметил то, что лишь с немногими людьми, которых Г.И. Принцева, видимо, осознавала как близких  по складу души, профессиональному уровню и стилю поведения, вела себя открыто и непринуждённо, и одновременно – достойно.
Её светящиеся глаза  излучали тепло и таили в своих глубинах  некую загадку. И мне всегда казалось, что Галина Ивановна знает что-то такое, чего не знаю и теперь уже никогда не узнаю я. И я смутно и тревожно ощущал, что и не человек вовсе передо мной, а своего рода особая одушевлённая сущность в облике очень красивой женщины. Это чувство не покидает меня до сих пор, и я счастлив, что в моей жизни состоялась встреча с этим необыкновенным человеком, который понимал меня не то что с полуслова, а с полубуквы этого первого ещё не произнесённого слова.
Её внутренний облик отражался в глазах, излучавших весёлую и добрую лукавинку и поэтому нам, её абаканским коллегам, было всегда при общении с ней легко и просто. Вместе с тем я убеждался и не раз в том, что её характер вовсе не легковесный, как могло показаться посторонним, а напротив – твёрдый и даже непреклонный. Когда жизнь несправедливо нарушала её человеческие принципы, Галина Ивановна занимала непоколебимую позицию. Так, она в трудные моменты моей жизни, без какой-либо просьбы, как медсестра с поля боя раненного бойца надёжно и в то же время грациозно вытягивала на себя меня из сложных ситуаций. Это не могло не вызвать моего уважения и в конечном счёте – преклонения перед ней. При этом глаза её по-прежнему искрились теплом и участием, выражая солидарную непобедимость.
Этого я никогда не забуду.
Многим из нас ещё только предстоит д о р а с т и  (если это вообще возможно) до высоты добропорядочности и человечности Галины Ивановны Принцевой.
Г.И. Принцева была не только опытным руководителем – тактиком, но и прозорливой завкафедрой, укрупняющим масштабы стратегических целей.
Наступление XXI-го века требовало и абсолютно новые решения, и задавало необходимость создания более высокого уровня кафедры. Галина Ивановна, на наш взгляд, абсолютно правильно связывала будущее кафедры литературы с её  квалификационным ростом. Имея давние связи с коллегами из  Абаканского пединститута, на базе которого в 1994 году был создан Хакасская государственный университет, она привлекает в 2001 году к работе на кафедре по совместительству докторов филологических наук В.А. Карамашеву и В.П. Прищепу. Результаты этого взвешенного решения Г.И. Принцевой не заставили себя долго ждать: поступив и отучившись в аспирантуре ХГУ им. Н. Ф. Катанова, сотрудник кафедры Е. Т. Бады-Монге успешно защищает в 2004 году кандидатскую диссертацию на тему «Роль художественной детали в русской и тувинской прозе» – под руководством профессора В. А. Карамашевой.
В 2008 году в Диссертационном Совете ХГУ им. Н.Ф. Катанова защищает свою работу другой сотрудник кафедры Принцевой – О.С. Боковели («Модель мира в философской лирике А.А. Тарковского»). А в 2009 году – в том же Совете была успешно защищена кандидатская диссертация Н.Ю. Смолиной: «Художественная картина мира в поэме А.А. Блока «Возмездие».
«Поход в кандидаты» завершился триумфом кафедры литературы.
В защите этих диссертационных работ приняли участие десятки ведущих учёных-литературоведов Хакасии, Тувы, Горно-Алтайска, Бурятии, Красноярска, Омска, Москвы. Так, например, первым оппонентом на защите диссертации Н.Ю. Смолиной был блистательный литературовед, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор филологических наук, профессор Литературного института им. Горького в Москве Ю.И. Минералов.
Подчеркнём, что все эти три успешные защиты состоялись благодаря совместным усилиям учёных Тувы и Хакасии и в результате продуманной кадровой политики, которую до последнего дня своей жизни проводила Г.И. Принцева. Вот и получается, что задолго до того, как защиты младших коллег-учеников случились, Галина Ивановна начала их в ы с т р а и в а т ь.
Понимая, что кузница кадров для Тувинскогого госуниверситета может быть организована и на кафедре литературы, Г.И. Принцева инициирует открытие аспирантуры  сразу по специальностям «Русская литература» и «Литература народов РФ». Благодаря опять же совместным усилиям ректора, деканата филфака и Г.И. Принцевой в 2012 году в ТувГУ была открыта аспирантура – по кафедре литературы. Сегодня в ней обучаются уже 6 аспирантов, которые пишут кандидатские диссертации под руководством профессоров ВАК В.А. Карамашевой и В.П. Прищепы. Вне сомнения, это ещё одна бесспорная заслуга Г.И. Принцевой.
Инициативы и начинания завкафедрой Г.И. Принцевой продолжают приносить плоды и во втором десятилетии нового века. Так, например, кандидат наук О.С. Боковели в соавторстве со своим научным руководителем профессором В. П. Прищепой в 2012 году выпустила монографию «Философский мир Арсения Тарковского» (издательство ТувГУ), а Н.Ю. Смолина подготовила к опубликованию монографическую работу, посвящённую поэтике А.А. Блока, которая в ближайшее время придёт к читателю.
Сгруппировав молодой перспективный костяк кафедры во имя достижения высоких целей, Галина Ивановна последние годы своей жизни инициировала перспективу написания и защит докторских исследований кандидатами наук Е.Т. Бады-Монге, Н.Ю. Смолиной, О.С. Боковели.  Во время многих разговоров со мной, она выражала надежду на будущий успех наших младших коллег, способствуя получению ими творческого отпуска, столь необходимого для сосредоточения внимания на самом главном и важном.
В одном из последних телефонных разговоров Галина Ивановна выразила озабоченность по поводу дальнейшего профессионального роста кафедралов, приведения кафедры к новому, «докторскому» уровню.
Сегодня эти слова Галины Ивановны Принцевой, десятки лет руководящей кафедрой литературы, звучат как её завещание, ведь дорогу осилит идущий, но не бездействующий. Хочется верить, что её ученики не посрамят её надежду и явятся Туве и России в своём новом профессиональном качестве.
Г.И. Принцева была только внешне хрупкой и изящной, на самом деле она была мужественным человеком. Прекрасно понимая, что путь раздавания и раздаривания своей жизни в конечном счёте губителен, она щедро делилась всем, что имела с другими людьми. И люди, среди которых был и я, разбирали её жизнь по частицам, взамен не отдавая ничего от себя.
Каюсь, что при жизни Галины Ивановны не уделял должного её высокой личности внимания. Скромные цветы, книги, подаренные мной по какому-либо поводу, никогда уже не смогут хотя бы даже частично восполнить её добрейшего отношения ко мне. К сожалению, большинство из нас, и прежде всего я, сильны очень поздним умом. Только забирая, но не возвращая, хотя бы частично, тепло её сердца, мы, окружавшие её люди лишали его живительной подпитки. И сердце разорвалось.
…Несколько лет назад Галина Ивановна подарила мне альбом «Драгоценности Тувы». Просматривая его, я нашёл фотографию древнего дворца – летней резиденции китайской принцессы Нин-го. Дворец принцессы VIII века, подаренный ей уйгурским каганом, расположен на острове посреди высокогорного озера Тере-Холь. Сегодня он явлен нам в развалинах, но даже и в таком виде великолепен и удивителен в своём вознесении над суетой нашего бренного и суетного мира.
И вот мне думается, что подобный дворец Любви и Участия после её смерти остался для тысяч жителей Тувы, родным и близким, сестре Наташе, дочери Инне, внуку Игорю, студентам и аспирантам, коллегам по институту, университету и факультету,  писателям республики, нам, её единомышленникам из Абакана и других городов России, который на протяжении всей своей жизни создавала и главное – всё-таки воздвигла, причём с а м о  с т о я т е л ь н о, Галина Ивановна Принцева. Этот дворец сегодня вознесён над небом голубым ставшей для неё  родной Тувы. И это ей удалось сделать потому, что, по словам Марины Цветаевой, «закон протянутой руки, души распахнутой» был главным и непреложным законом её благородной жизни.
У поэта Алексея Хвостенко известное стихотворение, которое поёт Борис Гребенщиков, начинается словами «Над небом голубым есть город золотой с прозрачными воротами и яркою звездой». И мне думается, что после сорока дней душа Галины Ивановны Принцевой войдёт под его своды и станет полноправной жительницей этого чудесного города – за всё то добро, которое она оставила людям на Земле.
Доктор филологических наук, профессор
Хакасского госуниверситета
им. Н. Ф. Катанова В.П. Прищепа