Service Menu

Старик Адыган


В давние времена на южном склоне Арзайты горы жил-был старик Адыган. Было у него девять уда­лых сыновей — смелых охотников.
За Арзайты горой жил Караты-хан — хозяин желтой степи. Однажды случилась у хана беда — исчезла самая младшая, самая красивая дочь. Позвали тогда на помощь шамана и ламу. По­сле большого камланья шаман сказал:
— Возможно найдется ваша дочь, только нужны большие приношения духам.
Посмотрел лама в судур[1] и говорит:
— Может быть, и отыщется ваша дочь, если принести большие дары.
Собралась перед ханской юртой толпа. Толкуют, как найти дочь хана.
Вышел вперед дряхлый старик:
— Шаман и лама ничем не помогут. Вашу дочь найдут только сыновья Адыгана.
Обрадовался хан и приказал своим слугам привести Адыгана.
— Так нельзя, хан, — остановил его старик. — Адыган и его сыновья очень сильны и не любят, когда им приказывают — лучше попросите их.
Рассердился хан, но делать нечего — надо дочь выручать. Направил он своих слуг с подарками к Адыгану.
Удивился старик Адыган, когда пришли к нему ханские слуги, поклонились низко, преподнесли подарки и стали про­сить явиться к хану.
«Что-то случилось у хана. Неспроста он стал таким доб­рым» — подумал Адыган и пошел к хану.
С большим почетом принял его хан — угощал дорогой едой, в чашу араки ему сам подливал. А потом говорит:
— Пропала у меня самая младшая, самая красивая дочь. Найти ее могут только твои сыновья. Помоги мне, а я тому, кто найдет, отдам свою дочь в жены, выделю много добра из сво­его добра и скота из своего скота.
— Хорошо, поговорю со своими сыновьями, — ответил Адыган хану и вернулся в свой аал.
Позвал он сыновей и обратился к ним:
— Стар я стал, дети мои. Могу скоро умереть — если завт­ра — то рано утром, если сегодня — то поздно вечером. Дарю напоследок я вам свои дорогие стрелы. Возьмите по стреле и скажите мне, кто чем горазд, кто на что способен.
Взял стрелу старший сын и говорит:
— Я могу найти букашку по следам семилетней давности.
Взял стрелу второй сын и говорит:
— А я могу увидеть иголку, будь она даже на краю неба и земли.
Взял стрелу третий сын и говорит:
— Могу поднять самого большого сарлыка[2] и унести его на край света.
Взял стрелу четвертый сын и говорит:
— Я могу в один миг забраться на скалу, доходящую до неба.
Взял стрелу средний сын и говорит:
— Я могу незаметно вытащить даже перо из хвоста сороки.
Пришла очередь шестого сына. Взял он стрелу и долго лю­бовался ей. Потом сказал отцу:
— Я такой стрелой могу попасть в глаз любому зверю, где бы он ни находился. Буду беречь, отец, твою стрелу, не истра­чу ее попусту.
Взял стрелу седьмой сын и говорит:
— Я могу поймать даже камень, падающий с неба.
Взял стрелу восьмой сын и говорит:
— Я могу в один миг построить такой большой шалаш, в котором поместится даже юрта Караты-хана.
Поднялся младший сын, взял стрелу и говорит:
— Я могу быстрее крота вырыть ход под землей.
Выслушал сыновей Адыган, обвел всех взглядом и ска­зал так:
— Слабые вы все по одному, и сильные вы все вместе. Жи­вите дружно, и будет у вас всегда удача. Был я у Караты-хана. Пропала у него самая младшая, самая красивая дочь. Тому, кто найдет, отдаст он ее в жены. Найдите ее, сыны мои. Кто бы из вас ни женился на дочери хана, все равно она будет вашей не­весткой.
Согласились дети Адыгана искать ханскую дочь и напра­вились вместе с отцом к хану. Приветливо встретил их хан, стал потчевать, как дорогих гостей.
Потом старший брат пошел по следам ханской дочери. Сле­ды привели к белому камню и там оборвались.
— Здесь, — сказал он братьям, — девушку подняли в небо.
Второй брат приложил ладонь к глазам и стал смотреть во все стороны. Потом сказал братьям:
— На юге на краю неба и земли вижу высокий утес и гнездо птицы Хан-Херети[3]. Из гнезда видна голова девушки.
Тогда взял третий брат всех на руки и понес к подножью высокого утеса.
Четвертый брат забрался на утес и быстро спустился вниз.
— Девушка там, — сказал он братьям, — но птенцы Хан-Херети могут заклевать нас.
Посадил он на себя пятого брата и поднялся с ним на утес.
Пятый сын Адыгапа вынес девушку так незаметно, что птенцы Хан-Херети даже клювом не повели.
Вдруг, откуда ни возьмись, появилась сама Хан-Херети, схватила их и подняла всех троих высоко в небо.
Выхватил шестой брат из колчана отцовскую стрелу и под­стрелил в коготь Хан-Херети. Закричала от боли хищная птица и выпустила из когтей свою добычу.
Испугались братья — разобьются люди о камни. Но тут вы­бежал вперед седьмой брат и поймал их у самой земли.
Хан-Херети пришла в ярость и бросилась вниз, чтобы за­клевать людей. Тогда восьмой брат в один миг построил большой шалаш, и все спрятались в нем, а Хан-Херети со злобным криком летала вокруг. Чтобы спастись от хищной птицы, млад­ший брат стал копать подземный ход и вывел всех братьев далеко от утеса.
Обрадовался хан, когда увидел свою дочь живой и невре­димой, стал расспрашивать, кто спас ее. Каждый из братьев считал себя спасителем ханской дочери.
Тогда позвали самого мудрого старика. Он решил так: сы­новья Адыгана спасли дочь хана. Если бы не было одного из них, то девушка бы погибла. Но трудился больше всех — ко­пал землю — младший брат. Ему и быть зятем хана.
Мудр был старик, но дочь хана не согласилась с ним:
— У всех братьев остались стрелы, которые оставил им отец в наследство. Только у шестого брата нет больше стрелы.
За него выйду замуж — сказала самая младшая и самая кра­сивая дочь хана.
Женился шестой сын старика Адыгана на дочери хана. Добро и скот разделил между братьями. Давно умер старый Адыган, а род его живет дружно. Внуки и правнуки старика Адыгана всегда помогают друг другу в беде.
Сказитель Монгуш Хая из Дзун-Хемчикского района. Рукописный фонд ТНИИЯЛИ. Литературная обработка Н. Сердобова и М.А. Изынеевой. На русском языке опубликовано в сборнике «Тувинские народные сказки». Тувинское книжное издательство. Кызыл – 1958




[1] Судур – священная книга, молитвенник у буддистов.

[2] Сарлык – як, крупное животное с длинной шерстью и рогами.

[3] Хан-Херети – фантастическая хищная птица.