Service Menu

Утёс, не видящий солнца


(Предание)
Давным-давно жил в долине реки Тапсы богатый хан. Своим табунам он и счет потерял.
Была у хана единственная дочь красавица Доспан. Много знатных женихов приезжали сва­тать ее, но гордый старик всем отказывал и го­ворил:
— Еще мало у вас добра и скота, чтобы быть моим зятем.
Так старик насмехался над женихами дочери.
А красавица Доспан тем временем горячо полюбила хан­ского пастуха Арзылана.
Однажды из далеких степей за снежным перевалом при­шел караван с подарками от хана Тумэн-Баира.
Разгорелись ханские глаза при виде богатых даров, и решил он через месяц выдать Доспан за Тумэн-Баира.
Молча выслушала Доспан волю отца. Оседлала белоногого иноходца и тайком поскакала к утесу Хун-Хая[1] к Арзылану. Рассказала Арзылану о своем горе. Стал утешать ее Арзылан:
— Не покоряйся воле отца. Бежим в горную тайгу.
— Нет, везде найдет нас отец. Не скрыться нам от него. Опустил голову смелый Арзылан, не знает что делать. Дол­го думали, ничего не придумали.
Видит девушка, что совсем загорюнился ее возлюбленный, встряхнула весело черными косами и говорит:
— Не горюй, сарым[2]. До свадьбы еще тридцать дней. По­живем, а там увидим, что делать.
Каждый день приезжала Доспан к возлюбленному на Хун-Хая, и все дни они проводили вместе. Незаметно прошел месяц.
И вот однажды утром, едва заиграла заря, вдали показался большой караван. Впереди на дорогом скакуне, в богатой одежде, ехал жених со свитой.
Завидела Доспан гостей и помчалась на белоногом иноход­це к утесу Хун-Хая.
Быстрее стрелы взвился конь на высокий подъем. Арзылан был уже там. Лучи яркого солнца заливали весь утес.
Крикнула на скаку Доспан:
— Тумэн-Баир приехал.
— Что нам делать? Неужели нам навсегда расстаться? — проговорил Арзылан.
— Нет, мы всегда будем вместе — ответила девушка, за­глянув в глубокий обрыв.
Догадался Арзылан, крепко обнял напоследок любимую, вскочил на коня и направил его к обрыву.
Только столб пыли взвился над утесом, загремели камни, гул разнесся по горам.
Услышал старый хан шум, выбежал из юрты вместе с гостя­ми. Подскакали к нему пастухи и рассказали, как погибли Дос­лан и Арзылан.
Кинулся хан к подножью утеса. Там были лишь огромные груды камней.
Последний раз ярко осветило солнце утес Хун-Хая. И боль­ше с тех пор никогда этот утес не освещался солнцем. Засохли на нем травы и цветы, погиб кустарник. С тех пор люди зовут этот утес «Хун-кёрбес» — «солнца не видящий».
Записал И.Г. Сафьянов. Рукописный фонд ТНИИЯЛИ. Литературная обработка Н. Сердобова и М.А. Изынеевой. На русском языке опубликовано в сборнике «Тувинские народные сказки». Тувинское книжное издательство. Кызыл – 1958

 




[1] Хун-Хая – солнечный утёс.

[2] Сарым – любимый.