Service Menu

Хан – ослиные уши


В давние времена на острове посреди озера Тере-Холь стоял большой дворец. Жил в нем не­людимый и злой хан. Безлюдно было в простор­ном дворце. Кроме хана с ханшей на острове жи­ли слуга со служанкой и юноша-брадобрей.
Хан часто покидал остров, разъезжал по аалам и учинял там суд-расправу над своими подданными.
А юноша-брадобрей оставался все дни один, ему под стра­хом смерти было запрещено покидать остров. Только он один знал ханскую тайну: у хана были ослиные уши, которые он пря­тал от чужих глаз под шелковым колпаком. Только ему разре­шал хан снимать этот колпак и брить голову. Целыми днями юноша одиноко сидел под большим тополем и пел тоскливые песни.
Прилетят на остров стайки птичек — слушает он их весе­лый щебет. Подплывут к берегу рыбки — любуется он их рез­вой игрой.
Однажды, когда хан снова покинул остров, юноше стало невмоготу — сильнее прежнего затосковал он по родному аалу. Бросился он на траву и закричал:
— Будь ты проклят, Элчиген-кулак-хан[1]!
И вдруг слышит — шепчут листья тополя: «Элчиген-кулак-хан». А им вторит налетевший ветерок: «Элчиген-кулак-хан». Шумят волны озера: «Элчиген-кулак-хан».
Испугался юноша и просит их:
— Замолчите! Если хан услышит, он убьет меня.
Но шепот не смолкает. Все громче и громче над островом разносится: «Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан».
Бросился тогда юноша в озеро. Долго плыл он, из сил вы­бился. Потянуло его ко дну. Но тут подплыли к нему две боль­шие щуки и помогли добраться до берега.
Идет юноша в горы и весело распевает: «Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан». Вслед за ним эти слова повторяет эхо гор и тайги.
Вернулся хан на остров и слышит — шепчет старый тополь: «Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан». Рассердился хан, ве­лел позвать юношу, но его нигде не нашли. Решил тогда хан, что его брадобрей пытался бежать и утонул в озере. Никто еще не доплывал до берега. ,
Приказал хан срубить старый тополь, но все равно ему не спится. Опять слышит: «Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан». Это травы шепчут, птицы распевают. Обезумел хан, ме­чется по острову, цветы топчет, гнезда птичьи разоряет.
Перевезли хана на берег, поместили в большой белой юрте.
Пришел хан в себя и стал думать, как ему дальше свою тайну сохранить. Собрал он подданных и строго-настрого за­претил им бывать на острове:
— Там злые духи поселились — пугал их хан. Однажды спустились с гор охотники и рассказали — вся тайга на разные голоса повторяет: «Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан».
Пошли разговоры по юртам, дошли они и до хана. Понял хан, что жив юноша-брадобрей, и теперь рано или поздно все узнают его тайну.
Собрал он тогда народ и снял шелковый колпак. Все увиде­ли, что у хана длинные ослиные уши.
Зароптал народ.
Вышли тогда вперед старики и говорят хану: — У тебя волчье сердце и ослиные уши. Не можешь ты быть нашим ханом, уходи прочь.
Так прогнал народ Элчиген-кулак-хана. Помнят об этом только две старые-престарые щуки, да рассказать никому не могут. Да когда поднимается ветер, в плеске волн Тере-Холя слышится: «Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан».
Записал И.Г. Сафьянов. Рукописный фонд ТНИИЯЛИ. Литературная обработка Н. Сердобова и М.А. Изынеевой. На русском языке опубликовано в сборнике «Тувинские народные сказки». Тувинское книжное издательство. Кызыл – 1958




[1] Хан – ослиные уши.