Service Menu

Хеверик


В стародавние времена жил-был бедный старик. Было у него три сына. Когда пришло время старику умирать, позвал он сыновей и говорит:
— Пришел мой последний день. Как умру, вы три ночи поочередно побудьте со мной напоследок, а потом схороните меня на перевале Арзайты горы.
Старшие сыновья стали уверять старика, что они исполнят его волю. Младший сын ничего не сказал, только молча смахнул рукавом халата слезу. Жалко ему стало старого отца.
Утром на другой день старик умер. Отнесли братья его на перевал. Приходит ночь — надо старшему брату к отцу идти, а ему лень. Вот и говорит он Хеверику:
— Посиди за меня ночь у старика. Я тебе дам за это новый халат.
Согласился Хеверик и пошел на гору. Сидит около старика и горюет. Вдруг старик приподнял голову и спрашивает:
— Это ты, мой старший сын?
— Нет, отец. Это я — Хеверик.
— Хотел я старшему сыну слово сказать, но раз его нет — тебе скажу. На берегу речки Кара-Хем возвышается Сарыг Хая1. Как нужно будет — подойди и крикни: «Сарыг-Хая, откройся — раскройся!» Там найдешь ты коня Сарыг-Калчана, халат из желтого шелка, желтые идики и шапку из соболя.
Вернулся утром Хеверик в юрту и стал требовать от бра­та халат, но тот его избил и прогнал.
Наступила другая ночь. Среднему брату тоже лень на перевал идти. Вот он и говорит Хеверику:
— Плохой у нас старший брат. Он обманул и побил тебя. Посиди за меня эту ночь у старика. Я тебе подарю два халата.
Согласился Хеверик и пошел на гору. Сел возле старика и горюет. Вдруг старик приподнял голову и спрашивает:
— Это ты, мой средний сын?
— Нет, отец. Это я — Хеверик.
— Хотел я среднему сыну слово сказать, но раз его нет — тебе скажу. На берегу речки Кара-Хем возвышается Хурен-Хая2. Как нужно будет — подойди и крикни: «Хурен-Хая, от­кройся—раскройся!» Там найдешь ты коня Хурен-Калчана, халат из коричневого шелка, коричневые идики и шапку из со­боля.
Утром Хеверик пришел в юрту к среднему брату за хала­тами, но тот его избил еще сильнее, чем старший брат, и про­гнал.
Наступила третья ночь. Сидит возле старика Хеверик и го­рюет. Вдруг старик приподнял голову и спрашивает:
— Это ты, мой младший сын?
— Да, отец. Это я — Хеверик.
— Ты один исполнил мою волю. Будешь ты долголетним, как я, и будет тебе счастье. На берегу речки Кара-Хем возвы­шается Кара-Хая3. Как нужно будет—подойди и крикни: «Кара Хая, откройся—раскройся!» Там найдешь ты коня Кара-Калча-на, халат из черного шелка, черные идики и шапку и соболя. Все это также будет твоим добром, сын мой.
Много ли, мало ли времени прошло с тех пор, как похо­ронил Хеверик своего отца на перевале Арзайты горы, но вот однажды услышал он разговор своих братьев:
— Завтра у Курбусту-хана будет состязание. Кто победит, за того хан отдаст свою младшую дочь — Золотую царевну, — говорит старший брат среднему.
— Отправимся туда, — предлагает средний брат. — Может быть и нам посчастливится вскочить на пятую ступеньку неба1.
Стал Хеверик просить взять его с собой. Засмеялись над ним братья:
— Ишь, чего захотел, дурачок! Сиди в юрте и прикрывай свое тело лохмотьями.
Когда уехали братья на состязание, Хеверик побежал к Сарыг-Хая и крикнул: «Сарыг-Хая, откройся — раскройся!»
Раздвинулись в сторону желтые камни и увидел Хеверик в пещере Сарыг-Калчана, а на седле — халат, идики и шапку со­болиную. Нарядился Хеверик и поскакал в ханский аал. Изда­лека увидела толпа желтого всадника и расступилась, а Хеверик сходу взлетел на пятую ступеньку неба и ускакал обратно. Все только диву дались — откуда такой взялся удалой молодец.
Спрятал Хеверик в Сарыг-Хая Сарыг Калчана и одежду, надел свою старую войлочную куртку и пошел к юрте поджи­дать братьев. Слышит, едут они и меж собой говорят:
— Интересно, кто этот молодец? Наверное, сын богатого хана.
Засмеялся Хеверик и говорит братьям:
— А ведь это я — Хеверик, был.
Не поверили братья Хеверику и подумали, что он надсме­хается над ними. Стали они бить его и приговаривать:
— Сначала нос утри, дурачок.
На другой день, как только братья поехали в аал Курбу­сту-хана, Хеверик побежал к Хурен-Хая и крикнул: «Хурен-Хая, откройся — раскройся». Раздвинулись в сторону коричневые камни. В пещере он увидел Хурен-Калчана, а на седле — корич­невый халат, идики и шапку соболиную. Нарядился Хеверик и помчался в ханский аал. Расступилась удивленная толпа, а Хеверик сходу взлетел на седьмую ступеньку неба и тотчас ускакал обратно.
Весь день только и разговоров было про коричневого всадника.
А Хеверик спрятал в Хурен-Хая Хурен-Калчана и корич­невый наряд, одел свою старую войлочную куртку и опять под­жидает братьев. А те вернулись сердитые, завистью горят их глаза. Спрашивают они Хеверика насмешливо:
— Это не ты ли сегодня запрыгнул на седьмую ступеньку неба?
— Конечно, я — Хеверик победил, а то кто же? — отвечает им Хеверик. Тут братья как набросятся на него и ну кулаками вымещать на нем свою досаду. Бьют да приговаривают:
— Сначала нос утри, дурачок.
Думает Хеверик: «Ну, ладно, братцы. Завтра я вас проучу».
На следующее утро, когда братья уехали на состязание, Хе­верик поспешил к Кара-Хая и крикнул: «Кара-Хая, откройся — раскройся». Раздвинулись в сторону черные камни. В пещере он увидел Кара-Калчана, а на седле коня — черный халат, иди­ки и шапку соболиную. Нарядился Хеверик и помчался в хан­ский аал. По дороге он отломил от тальника большую ветку.
Зашумела, расступилась толпа, когда вдалеке показался черный всадник. Хеверик сходу взлетел на девятую ступеньку неба и, соскочив обратно на землю, стал высматривать своих братьев. Разыскал он их в толпе и принялся бить своей палкой. Завопили братья, — пощады просят, а Хеверик знай их бьет, да приговаривает: «Не обижайте младшего брата, не обижай­те младшего брата».
Вдруг заметил он Золотую царевну и остолбенел от удивления. Впервые видел Хеверик такую красавицу. Протянула ему Золотая царевна свое кольцо и велела прибыть завтра на пир.
Словно на крыльях летел обратно Хеверик. Спрятал он в Кара-Хая Кара-Калчана и черную одежду, надел свою старую войлочную куртку и стал поджидать братьев. А те еле в седлах сидят, едут, между собой переругиваются, синяки и шишки щупают.
Спрашивает их Хеверик:
— Что это вы сегодня невеселые, дорогие братцы? Ведь это я, — ваш брат, на девятую ступеньку неба заскочил.
Кинулись было братья избивать Хеверика, да вспомни­ли, что им черный всадник говорил и передумали.
На другой день в ханский аал съехалось много женихов. Пришел сюда и Хеверик.
Сидит Золотая царевна в белой юрте, а гости к ней по од­ному заходят и тотчас уходят — никого из них не остановила дочь хана.
Последним в юрту вошел Хеверик. Увидела Золотая царев­на на его руке свое кольцо и повела Хеверика к хану.
— Вот мой муж, — сказала она всем.
Засмеялась над Хевериком ханская свита. Громче всех над­смехались старшие зятья хана:
— Вот с каким оборванцем нам предстоит породниться. Хан тоже возмущался:
— Какой это зять? Не думал, не гадал я, что моя младшая дочь самого плохого человека в мужья выберет.
И велел хан подальше от своего аала поставить маленький чум. В нем он приказал жить Золотой царевне со своим мужем.
Через некоторое время созвал Курбусту-хан трех зятьев и говорит:
— Прошу вас отправиться в дальние земли и привезти мне с края земли золотого марала.
Старшие зятья тотчас же оседлали коней и поскакали в дальние земли, а Хеверик говорит хану:
— Коня у меня нет, ехать мне не на чем. Пойду мальков ловить, да сарану1 собирать.
Хан разгневался. Золотая царевна запечалилась. Стыдно ей стало за своего мужа.
А Хеверик тайком пробрался к Сарыг-Хая, вывел оттуда Сарыг-Калчана, переоделся в желтую одежду и поскакал в дальние земли. Поймал он там золотого марала.
На обратном пути он повстречал старших зятьёв хана. Они сидели у костра и поджаривали подметки своих идиков вместо баранины.
Сделал Хеверик вид, что не узнал их и спрашивает:
— Откуда вы, люди? Где ваш аал-стойбище?
— Мы — зятья Курбусту-хана. Он послал нас за золотым маралом. Долго мы ехали за маралом. Еда кончилась, кони исхудали. Хорошо, что ты нам встретился. Отдай нам золотого марала.
— А что вы мне дадите за него? — спрашивает Хеверик. Стали они предлагать за марала много добра и скота, но Хеверик от всего отказался:
— Отдам марала тому, кто себе палец на ноге отрубит. Тогда старший зять отрубил на своей ноге палец и отдал его Хеверику. Тот завернул палец в платок и ускакал к Сарыг-Хая. Здесь он переоделся и стал, не торопясь, мальков ловить и са­рану собирать.
Когда он вернулся в свой чум, Золотая царевна стала его упрекать:
— Лентяй ты, Хеверик! Пока ты мальков ловил да сарану собирал, старший зять золотого марала добыл.
— Еще неизвестно, кто добыл золотого марала, — старший зять или я — Хеверик, — ответил он жене и лег спать.
Много ли, мало ли прошло времени, но вот однажды хан снова позвал к себе зятьев и говорит им:
— Прошу вас отправиться в дальние земли и привезти мне с края земли золотого оленя.
Старшие зятья тотчас же ускакали в дальние земли, а Хе­верик зевнул и говорит хану:
— Коня у меня нет, ехать мне не на чем. Пойду я мальков ловить, да сарану собирать.
Хан разгневался, Золотая царевна от стыда заплакала. А Хеверик тайком пробрался к Хурен-Хая, вывел оттуда Хурен-Калчана, переоделся в коричневую одежду и поскакал в даль­ние земли. Поймал он там золотого оленя.
На обратном пути он повстречал старших зятьев хана. Они сидели у потухшего костра и горевали — еда кончилась, а кон­ца земли все не видно. Увидели они всадника с золотым оленем и обрадовались. Стали за оленя предлагать много добра и ско­та, но от всего отказался Хеверик.
— Отдам оленя тому, кто себе палец на ноге отрубит. Тогда средний зять отрезал от своей ноги палец и отдал его Хеверику. Тот завернул палец в платок и ускакал к Хурен-Хая. Здесь он переоделся и стал, не торопясь, мальков ловить и сара­ну собирать.
Когда он вернулся в свой чум, Золотая царевна стала его упрекать:
— Лодырь ты, Хеверик! Пока ты мальков ловил да сарану собирал, средний зять золотого оленя добыл.
— Еще неизвестно, кто добыл этого оленя — средний зять или я — Хеверик, — ответил он и заснул крепким сном.
Много ли, мало ли прошло времени, но вот однажды опять собирает хан к себе своих зятьев и говорит им:
— Прошу вас отправиться в дальние земли и привезти мне с края земли золотого коня. После этого буду я вас по заслу­гам наделять своим добром и скотом.
Старшие зятья наперегонки помчались в дальние земли, а Хеверик зевнул и говорит хану:
— Не было коня у меня, и вы мне его не дарили. Не на чем мне ехать в дальние земли. Пойду я мальков ловить да сарану собирать.
Хан пуще прежнего разгневался, а Золотая царевна с доса­ды заплакала горше прежнего.
А Хеверик тайком пробрался в Кара-Хая, переоделся в чер­ную одежду и на Кара-Калчане поскакал в дальние земли добы­вать золотого коня.
Примчался Хеверик на край земли и спрятался у водопоя. Долго он ждал, пока прибежал золотой конь воду пить. Заарка­нил его Хеверик и помчался домой.
На обратном пути повстречал он старших зятьев хана. Они сидели у потухшего костра и спорили — кому из них больше ханского добра и скота достанется. Увидели они черного всад­ника с золотым конем и обрадовались. Каждый из них готов за коня все пальцы на ногах поотрубить, но Хеверик не согла­шается:
— Золотого коня я — Хеверик, вам не отдам. Сам поведу к хану.
Разгневались старшие зятья, стали грозить Хеверику, но он и слушать их не стал. Спрятал он в Кара-Хая Кара-Калчана, пе­реоделся в старую войлочную куртку и повел золотого коня к хану. А старшие зятья уже нажаловались хану, будто Хеверик украл у них золотого коня, и хан собрал свою свиту судить младшего зятя.
— Тебе нужно голову отрубить, — говорит хан. — Ты три раза не выполнил моего приказа ехать в дальние земли, да еще осмелился украсть золотого коня у старших зятьев. Не испугался Хеверик этих слов и говорит спокойно:
— Прежде чем скот убивать — у них кровь берут. Прежде чем голову у человека рубят — ему слово дают.
— Ну, говори. Послушаем твое последнее слово, — разре­шил хан.
— Золотого марала я — Хеверик поймал, а не старший зять. За марала он мне палец ноги отдал.
— Это правда? — спросил хан старшего зятя.
— Врет он — закричал старший зять.
— Сними идики! — приказал хан.
Снял зять идики и все увидели, что не хватает у него на ноге одного пальца.
— Это я на охоте пулей себе отстрелил — оправдывается старший зять.
Тогда Хеверик развернул платок, и все увидели недостаю­щий палец.
— И золотого оленя я — Хеверик поймал, а не средний зять. За оленя он мне палец ноги отдал.
— Это правда? — спросил хан среднего зятя.
— Врет он — закричал средний зять.
— Сними идики! — приказал хан.
Снял зять идики, и все увидели, что не хватает у него на ноге одного пальца. Стал было средний зять оправдываться, но Хеверик развернул другой платок и показал всем недостающий палец. Тут старших зятьев с позором изгнали из ханского аала, а Хеверика хан наделил добром и скотом.
Хеверик пошел к Сарыг-Хая, вывел оттуда Сарыг-Калчана и отдал его вместе с желтой одеждой и шапкой из соболя стар­шему брату.
Потом он пошел к Хурен-Хая, забрал хранимое там добро и Хурен-Калчана и отдал все среднему брату.
После этого он пошел к Кара-Хая, вывел оттуда Кара-Калчана, переоделся в черный шелковый халат, в черные идики, надел соболью шапку и поехал к своему чуму. Увидела его Золо­тая царевна и стала у него прощения просить:
— Понапрасну я тебя лентяем считала, лодырем называла. Прости меня.
Простил ее Хеверик. Долго и счастливо жили они в своей большой белой юрте.
Рукописный фонд ТНИИЯЛИ. Литературная обработка Н. Сердобова и М.А. Изынеевой. На русском языке опубликовано в сборнике «Тувинские народные сказки». Тувинское книжное издательство. Кызыл – 1958