Service Menu

Странная пещера. Начало путешествия


Дети, интересуясь новым стойбищем, в первый же день пустились бегом по окрестностям, исследуя близлежащие места. Деспек оказался очень красивым местом. Посмотришь вверх по течению – узкие ущелья двух рек, зеленея, чернея, стремятся вверх. Рядом с аалом был высокий гремучий водопад, его звали Шаалааш. Шум воды, спрыгивающей с теснины на высокой скале, был оглушающе громким! Людям рядом было невозможно разговаривать. Высокие крутые скалы, всматривающиеся в Торгалыг, выстроились друг за другом в ряд. Высокие россыпи камней тянулись от вершин до подножий гор, о, создатель, во что может превратиться существо, скатившееся по этим россыпям! Здесь росли, чередуясь, таежные растения: у подножий высоких елей виднелись рододендрон[1], цветок саранки, пион, с которого совсем недавно облетели бубенчики-цветки, цветы жимолости… чего здесь только нет, о некоторых растениях даже опытный человек, окончивший четвертый класс, ничего не знает. А какой лесной дух, какой воздух, можно опьянеть! И вправду, Деспек – настоящий чайлаг. Но мысли Тана-Херела витали на вершине горных хребтов, и он изнывал от желания побывать на чайлагах Кара-Суг, Ак-Хем, Будуктуг-Чадыр, где никогда не бывал. Лишь при взгляде на новых друзей успокаивалась его душа, предчувствующая большие приключения.
В аале остались всего шестеро коров с телятами и два годовалых теленка, родившиеся позже всех в прошлом году. У троицы, возглавляемой Тана-Херелом, работы поубавилось: вода прямо около юрты, а вокруг аала полно хвороста. Телята, опасаясь бурной реки, вода которой еще не спала после половодья, боялись следовать за коровами на другой берег, и паслись маленьким стадом на невысоких склонах, бегая вскачь наперегонки, но не удаляясь. Поэтому у друзей прибавилось времени для игр, а их территория расширилась, не вмещаясь в окрестности аала.
Однажды в погожий день они медленно переправились по толстому тополю, упавшему через реку, и гуськом пошли к большим скалам на том берегу. Хозяин окрестностей Тана-Херел шел впереди. Опасаясь, что Ангырма устанет, мальчик особо не торопился, медленно взбираясь в гору, порою останавливаясь и обозревая окрестности. Раз глянул – у куста караганника лежит тонкое деревце, похожее на посох. И в самом деле – посох. Поднял его и подал Ангырме, чтобы опиралась. Шли без цели, наугад. Будто невидимая рука вела ребят, и они постепенно удалялись от аала. Так Тана-Херел привел друзей под большую скалу, что высится над руслом реки и открытыми просторами низины, словно дозорный-гигант. Ангырма совсем отстала, и время от времени отдыхала, опираясь на посох. Девочка – упрямая, показать свою слабость и вернуться в аал она даже и не думала.
За скалой виднелась еще одна, похожая на первую, бурая высоченная скала. Они не договаривались, что дойдут до нее, но все трое упорно продирались вверх по ложбине между двух скал. С висков бедолаг лился пот, дыхание стало тяжелым, ноги подволакивались, мышцы ног болели, деревенея. Чем выше в гору, тем круче подъем, тем выше казались скалы, и, если оглядеться, казалось, что они вот-вот обрушатся на путников. Становилось все страшнее.
Внезапно Ангырма заверещала:
– Ой, мальчики, пещера, вот пещера! Я первой увидела! Я!
Тана-Херел посмотрел в сторону протянутой руки девочки: и вправду, под скалой, что справа, темнел глубокий вход в пещеру.
Друзья, толком не понимавшие, зачем они лезут в гору, обрадовались, найдя, наконец, цель похода, и направились по склону к таинственной пещере. Вход в нее постепенно увеличивался, а совсем близко стало ясно – чтобы войти в нее, расстояние примерно в одну сажень придется карабкаться вверх по отвесной скале. Дети, задрав головы, молча пытались выровнять дыхание.
– Ну, что будем делать? Вдруг она глубокая и мы туда скатимся? И не сможем обратно вылезти? – сказала Ангырма, показавшаяся вдруг старше мальчиков – не по возрасту, а по рассудительному женскому разуму.
– Давай все же заглянем. Зря, что ли, лезли? Если ничего не случится, почему не попробовать спуститься, к тому же вот веревка, обвяжемся и соскользнем вниз – Айдаш говорил солидно как мужчина, и указал на веревку, которую захватил Тана-Херел, чтобы научиться метать аркан.
А Тана-Херел молчал. Пещера манила, но если случится что, самая большая ответственность – на нем. Айдаш, затеявший разговор (не отступать же), приступил к действиям. Увидев, что он начал карабкаться к входу в пещеру, решился и Тана-Херел. Мальчик присел на коленки, подставив другу плечи, и начал приподниматься. Ангырма помогала. Ухватившись обеими руками, Айдаш рывком подтянулся, нашел место для ног и удобно встал наверху. Заглянув внутрь пещеры, он позвал друзей:
– Эй, вроде можно войти. Ход постепенно расширяется, а дальше просторно, как в юрте. Бросай сюда веревку, я закреплю!
Сначала Ангырма, потом Тана-Херел, подтянувшись, встали рядом с другом. Девочка не оставляла посоха (и зачем он ей теперь?). В пещеру первым начал, пятясь, спускаться Айдаш. Товарищи тревожно наблюдали, подсказывая, где можно опереться. Дойдя до дна, он подбодрил друзей: «Спускайтесь, совсем легко». Действительно, даже Ангырма с помощью мальчишек спустилась без затруднений.
Встав рядом на дне пещеры, они пытались оглядеться в полумраке. Глаза постепенно начали привыкать темноте, и они увидели скальные пластины, будто обтесанные искусным мастером, напоминающие стены и потолок, гладкие, без зубчатых выступов. Куда ни посмотришь – лишь камень. Не было и ничего похожего на тайный клад, о котором каждый из них подумал, как только они увидели пещеру.
– Тут нет ничего интересного. Зря только одежду испачкали, устали, – Ангырма, так и не выпустившая из рук свой посох, укорила Айдаша.
Тана-Херел вступился за приунывшего друга:
– Не каждый день находишь пещеру. Даже взрослые о ней вряд ли знают, я ничего не слышал. Смотрите, какая странная пещера. Будто вырублена человеком. Сокровища ведь не будут лежать как в музее. Надо осмотреться.
– В самом деле, смотри на эту плиту, по виду как дверь, даже цвет другой, так и хочется открыть – сказав так, Айдаш указал на одну из стен.
– Как знать, вдруг окажемся в другой стране. Как в сказках, – и Тана-Херел, думая лишь развеселить друзей, прислонился к камню и сильно толкнул плечом. Плечо заныло, а скала и не шелохнулась.
Ангырма рассмеялась, даже бросила посох. Говорят, устыдившийся человек бьет свою собаку. Тана-Херел схватил палку и вместе собаки врезал скале, и (откуда только эти слова нашлись) воскликнул: «Откройся, откройся, откройся настежь!» И – о чудо чудное, скала-дверь, вздрогнув, вдруг сместилась и стала открываться, будто настоящая дверь! Дети опешили. Пыль, клубясь, оседала на голове и плечах мальчика, он даже чихнул. Снаружи глухо послышался похожий на ржанье клич какой-то птицы, наверное, коршуна. Никто не то, что войти в открытую дверь, даже заглянуть туда – в страшную неизведанную темноту – не осмелился. Внезано за дверью забрезжил свет. «Будто лампу зажгли, что за дела», – подумал мальчик, выросший в чабанской юрте.
Сколько можно стоять навытяжку, у Айдаша проснулась отвага, прорезался голос:
– Ну, что будем делать? Что встали? Расскажем взрослым? Или что?
– Или зайдем сначала, поинтересуемся? – Ангырма потеряла рассудительность. Ее азартный взгляд говорил: «Ну же, мужчины, решайтесь».
Тана-Херел, находившийся ближе всех к двери, явно колеблясь, похлопал глазами и дипломатично высказался:
– Войти-то можно, почему нельзя. Но если что-то случится, отвечать будут не я даже, а мама и тетя Ангырмы. А если одного из нас отправить в аал? Ты Ангырма, все же девочка, иди и скажи людям, а мы двое поинтересуемся, заглянем за дверь. А?
– Так и сделаем, – с готовностью поддержал Айдаш.
Ангырма возмутилась (что это значит – все же девочка?!), и не захотела оставлять друзей.
Айдаш решил: будь что будет, – и сделал несколько шагов к свету за дверью-скалой. Друзья последовали за ним, и как только вошли, камень вновь пришел в движение и пластина, скрипнув, закрылась. Тана-Херел, шедший последним, обернувшись, запаниковал и попытался вновь открыть каменную дверь, но впустую. Вспомнив волшебные слова, он повторил их, но без результата! Путь назад был закрыт. Оставалось только идти вперед и продолжить приключение, виной которому – собственное любопытство. Вроде бы светло, только непонятно, откуда идет свет. Вокруг виднелись лишь плиты скалы, будто обтесанные искусным мастером. Ход был довольно широким, можно было идти рядом, но они осторожно продвигались гуськом: Айдаш впереди, Ангырма посередке, Тана-Херел сзади.




[1]  Рододендрон – по-тувински: мыйгак-хараган, карагана маралухи.