Service Menu

Машина времени Демира


О том, что Демир Соловей с самого раннего детства был мальчиком с разносторонними увлечениями и способностями, в Кызыле знали лишь несколько человек. А видели его самое крупное изобретение – машину времени – и того меньше. Если уточнить, только трое: папа мальчика Алексей Иванович, изобретатель, учитель физики и математики лицея Александр Владимирович и сестра Айдаша Долана. Почему из всех одноклассниц именно она? Потому что успевала по сложным предметам: математике, информатике, физике не хуже самых одаренных мальчиков. Может, были и другие причины, но о них Демир разве расскажет кому-нибудь?
А что за машина времени? В идее нет ничего нового. Демир с третьего класса читал произведения фантастов, и дерзкий вопрос – неужели нельзя на самом деле изобрести машину времени? – не давала мальчику покоя. О, как было трудно воплотить свою мечту! Шесть лет мучительных поисков, первые эскизы, проекты, чертежи, вычисления... Демир взрослел вместе со своей идеей, стремительно рос, двигался по наитию, каким-то чудом выбирая верные решения, семимильными шагами. Лишь два года назад рассказал отцу и учителю, и они помогали, чем могли. Год назад проект обрел очертания, и внешний вид машины времени появился на мониторе. Ещё один год напряженных трудов – и машина была готова. При первом взгляде на изделие, размещенное в просторном отцовском гараже, никак нельзя было предположить, какой сложной и развитой было его устройство! Демир верил в себя: машина должна работать. Отец и учитель, участвовавшие в конструировании, строго наказали: первые испытания – только после выпускных экзаменов, обязательно вместе. Демир, отличившись на олимпиаде одного из московских вузов, уже получил право там учиться, и экзамены должен был выдержать лишь формально. Однажды сердце юного изобретателя не выдержало. В один из весенних дней он пригласил Долану и показал машину. Девушка высказала несколько ироничных замечаний касательно истинной пригодности его детища.
Эта насмешка настолько уязвила его, что Демир твердо решил подтвердить свою правоту. Испытать одному, потом показать Долане. Поэтому в начале мая, никому не сказав, пришел в гараж и включил машину, планируя оказаться в прошлом году. И тут грянула катастрофа. Машину, вероятно, имеющую дефекты в конструкции, удалось остановить, лишь когда она пролетела одно… два… три тысячелетия.
Новый мир оказался даже с человечеством. Попади он во времена динозавров, приключение было бы гораздо опаснее и печальнее. А в этом мире его приняли как живое божество, могучего героя небесного происхождения. По правде, эти почет и поклонение случились лишь благодаря оружию, которое он захватил с собой на всякий случай. По его подсчетам, Демир здесь уже девять месяцев. И уже месяц, как поддавшись уговорам Караты-хана, во владениях которого остановилась машина времени, Демир начал войну против войска Тана-Херела. Что происходит дома – подумать страшно.
Демир рассказал лишь главное, смягчив детали – всё же дети. Они не смогли сдержать разочарования: машина времени сломалась, встала! Она не только путешествовать вперед или назад во времени не может, но и вообще перестала двигаться с момента посадки.
   – К несчастью, когда тормозил, сломалась очень важная деталь двигателя. Здесь её отремонтировать невозможно – печально закончил Демир.
– А где ваша машина, старший? – поинтересовался Тана-Херел. Можно подумать, он сможет отремонтировать.
   – В соседнем лесу. Изредка смотрю, пытаюсь наладить, но ничего не получается. Уже понял, что все зря, – Демир, похоже, потерял надежду.
   – Подданные царя слушаются тебя, да? Зачем ты воюешь за них? – спросил Айдаш о том, чего не мог понять.
   – Машина остановилась, когда Караты-хан с приближенными приносил жертву на священной горе. Сначала они напали на меня. Потом увидели действие усыпляющего пистолета и сочли волшебным существом из другого мира, стали поклоняться. У меня не было сил противиться их приему. А как стал воевать… казалось важным подкрепить их надежды, оправдать их ожидания. Я вроде божество, спустившееся с небес, чтобы помочь им. Не смотрите на меня так, я ни одной человеческой души не погубил, клянусь! – заверял Демир.
   – Почему тогда подданные Тана-Херела считают тебя опасным волшебником. Ты и царского коня парализовал – не хотел отставать Айдаш.
   – Оружие необычное, имеет особые свойства. Попавшие под его удар на некоторое время лишаются чувств. Придя в себя, они лежат, словно грудные дети, совершенно беспомощные. Но через несколько часов  встают здоровыми. Животные тяжелее переносят его действие, чтобы поправиться, им нужно больше времени, собакам, вообще зверью, тоже, но все они исцеляются. Мои защитные доспехи тоже прекрасно работают, люди из этого времени ничего с ними сделать не могут. Получается, я не враг, а миротворец.
   – Почему ты так считаешь? – Ангырма не понимала, и Демир объяснил:
– Когда одна сторона побеждает, война заканчивается, восстанавливается мир. Караты-хан победит с моей помощью, покорит эту страну, и война закончится. Ясно?
   – Сбудется ли твое пожелание, старший брат? Не знаешь ты, кому помогаешь – выразил Тана-Херел сомнение. – Если победит Караты-хан, на этой земле не будет мирной жизни, в каждый аал придут скорбь и нищета. Кому нужен такой мир?
   – Дела правителей одинаковы всегда и везде. Караты-хан потерпит поражение, – и Тана-Херел будет действовать точно так же. Они совершенно одинаковы, эти два царя, – безучастно ответил Демир.
   – А ты читал сказку про Тана-Херела? – задал вопрос маленький тёзка царя, и Демир, подумав, ответил:
– Я окончил школу в русском классе, поэтому не читал тувинских сказок. Дедушка мой в детстве рассказывал сказки, но я их не помню. А почему ты спрашиваешь?
   – Прочитав эту сказку, задумался бы. Караты-хан хитер, коварен. Если он победит, то кровь и слезы польются рекой, он будет грабить людей, а их царя убьет. Эту войну он начал, напав на слабую страну, а Тана-Херел пришел на помощь. Подумай, кому ты помогаешь – воскликнула Ангырма.
   – Откуда вы знаете, что за человек Караты-хан? Сказки – это одно, а на самом деле? В реальной жизни? – отбивался Демир.
   Дети, защищая Тана-Херела, изо всех сил убеждали Демира и он, немного подумав, обещал встретиться с Караты-ханом и договориться, на каких условиях будет заключен мир: «Если не согласится, не стану помогать, даже, может, помогу Тана-Херелу. Вдруг на самом деле хороший человек, тогда сотрудничество оправданно» – заключил Демир, и Айдаш и прочие согласились с ним.