Service Menu

Хитрый и богатый


В старые времена на реке Чинге-Хем жили два че­ловека: Аргалыг[1] и Кучулуг[2]. У Аргалыга не было ни добра, ни скота, но был он хитрый и ловкий. А Кучулуг быт богатый да глупый. Однажды голодный Аргалыг отправился в го­сти к богачу. Заходит он, и видит: сидит Кучулуг на девятислойном ковре, чай пьет со сладким борзаком[3], потом обливается да шумно отдувается. Говорит он Аргалыгу:
— Слышал я, что ты большой хитрец. Попробуй, обмани меня. Я тебя за это накормлю.
Согласился Аргалыг:
— Хорошо, только дай мне коня, я свою хитрость дома забыл.
Приказал Кучулуг дать ему коня. Вскочил Аргалыг на него и ускакал. Ждет Кучулуг — не дождется, когда Аргалыг свою хитрость привезет. Прошло три дня — ни слуху, ни духу. Не вытерпел Кучулуг, сам отправился к Аргалыгу.
Зашел он в юрту, а там сидит Аргалыг и за обе щеки мясо уплетает.
— Ты чего не едешь? — накинулся на него Кучулуг. Засмеялся Аргалыг:
— Ты же хотел, чтобы я тебя обманул. Я так и сделал. Же­ребца твоего уже доедаю.
Сильно рассердился Кучулуг и поджег его юрту. Сгорела юрта у Аргалыга.
Собрал он золу в мешок и отправился к Караты-хану. Идет по аалу и мешок к груди прижимает, будто сокровище. Увидели это ханские дочери и окружили его — просят показать, что у него в мешке.
— Не могу этого сделать, — отбивается от них Аргалыг. — У меня там юрта.
Любопытно узнать ханским дочерям, как это юрта может в мешке поместиться. Стали они наперебой упрашивать Арга­лыга. А он все упрямится:
— Оставите вы меня, бедного, без юрты. Ведь если краса­вица взглянет на нее — юрта сразу в пепел обратится.
Очень хочется девушкам узнать, кто из них красавица. Пуще прежнего стали умолять:
— Дай нам посмотреть. Если юрта в пепел обратится — наш отец новую тебе поставит.
Развязал Аргалыг мешок. Кинулись к нему девушки, лба­ми стукнулись, глядь, а там — пепел.
— Значит мы красавицы — обрадовались они и упросили хана поставить Аргалыгу новую юрту.
На другой день приехал Кучулуг посмотреть, как горюет Аргалыг. Глядь, а у того богатая юрта стоит. Сильно удивился Кучулуг:
— Слушай, Аргалыг, я же твою юрту сжег, откуда у тебя новая юрта? — спрашивает он.
А тот смеется:
— Я собрал золу и унес Караты-хану. У него скот заболел. Моей золой вылечили. Он мне за это юрту поставил. Говорят, у него опять скот болеет. Собираюсь новую юрту жечь.
Ударил коня плеткой Кучулуг и поскакал к себе в аал. Сжег свою юрту, собрал быстро золу и явился к Караты-хану.
— Здравствуйте, хан! Слышал я, что скот у вас заболел. Вот вам зола для лечения.
Разгневался Караты-хан:
— Ты что, проклятый, захотел погибели моему скоту? — и приказал наказать глупого Кучулуга.
На другой день прибежал Кучулуг к Аргалыгу, схватил его, связал и посадил в мешок, только голову оставил.
— Ну, теперь ты от меня не уйдешь, обманщик. Сожгу тебя.
— Конечно не уйду, ты меня понесешь — говорит Аргалыг. Только неси меня на распутье семи дорог и сожги меня на костре из можжевельника, потому что я святой человек.
Притащил его Кучулуг на распутье семи дорог, подвесил мешок на дерево, а сам пошел в тайгу можжевельник искать.
Сидит Аргалыг, во все стороны поглядывает — не едет ли кто. Наконец увидел на одной из дорог одноглазого хана в черном шелковом халате на вороном коне.
Закрыл скорей Аргалыг один глаз и уставился в небо.
Подъехал хан ближе и спрашивает:
— Ты чего здесь висишь? Кто тебя подвесил?
Отвечает Аргалыг:
— Вот уже седьмой день я здесь нахожусь. Глаза у меня нет. С неба сегодня должен один глаз упасть. Вот я и жду.
— Пусти меня на свое место, парень, — стал умолять его одноглазый хан.
— Нет, нет — отвечает хитрый Аргалыг. — Мне самому глаз нужен.
— Слушай, парень. Я хан, а ты простой человек — мне глаз нужнее. Я тебе дам за это своего коня и одежду. Только пусти меня на свое место.
Наконец Аргалыг согласился. Снял его хан с дерева, отдал ему свою одежду, а сам забрался в мешок. Аргалыг повесил его на свое место и ускакал на ханском коне.
Усталый и злой вернулся Кучулуг из тайги:
— Тоже мне, святой нашелся. Чтоб тебе сгореть, прокля­тый, на этом можжевельнике — ругался Кучулуг.
Прислушался он, а из мешка доносится бормотание. Засмеялся Кучулуг:
— Молись, не молись — теперь не выкрутишься, все равно сожгу — и развел под мешком огонь.
Испугался хан и закричал:
— Я хан. Потуши огонь.
— Молчи, проклятый, все равно сгоришь — ответил Ку­чулуг и уехал.
Да видно, от расстройства, плохо огонь развёл – потушил его ветер.
На другой день Кучулуг отправился в аал Аргалыга за его юртой. Смотрит он, а около коновязи стоит вороной конь в се­ребряной сбруе.
— Что это за человек сюда приехал? — удивился Кучулуг, вошел в юрту и остолбенел от удивления.
Сидит на ковре Аргалыг в шелковой одежде. Опомнился Кучулуг и спрашивает:
— Я же тебя сжег. Откуда ты опять взялся? Говорит весело Аргалыг:
— Я был в стране чертей. Там черти добро делили. Мне вот дали, и тебе оставили.
И Аргалыг стал спокойно жить-поживать.
Сказитель М.Б. Чижитей из колхоза имени Кирова Сут-Хольского района. Рукописный фонд ТНИИЯЛИ. Литературная обработка Н. Сердобова и М.А. Изынеевой. На русском языке опубликовано в сборнике «Тувинские народные сказки». Тувинское книжное издательство. Кызыл – 1958


 




[1] Аргалыг – хитрый, лукавый.

[2] Кучулуг – сильный, богатый.
 

[3] Борзак – печенье, шарики из сладкого теста, зажаренные в масле.