Service Menu

Шесть братьев


Раньше раннего, древнее древнего это было. Рога барана тогда сгнивали и падали, в рогах козла заводились черви, и рога отваливались.
Жили тогда шестеро братьев. У них не было ни матери, ни отца, ни родных, ни скота. Ни у одного из них не было жены. Одни бродили. Вот какими были эти братья.
Однажды они пришли на место, откуда только что откочевал аал[1]. Младший брат нашел там шесть коровьих шей.
— Братья, смотрите, что я нашел, идите сюда, здесь шесть коровьих шей! Сейчас мы наконец наедимся, братья! Сварите их. а я пойду поищу чего-нибудь еще.
Младший брат искал до вечера, но больше ничего не нашел. Когда он вернулся, пятеро братьев съели все шесть шей, ему не оставили ни кусочка.
— Братья, я ведь дал вам шесть шей. И нас с вами — шестеро. Единственного младшего брата вы забыли. Как же так получилось?
— Раз ты ушел, забыв про свой желудок, сам и виноват. Раз ты опоздал, сплоховал — на себя и обижайся,— сказал старший брат.
Младший брат и на этот раз лег спать голодным. А утром ушел искать мышей и сусликов. Он шел долго и пришел к маленькому оврагу в середине желтой степи. В овраге лежал большой заяц. А под рукой у парня не было камня! И он тихо отошел от оврага и побежал искать камень. И только у подножия горы нашел наконец круглый камешек. Одна сторона его золотилась, другая была белая. Младший брат, Хеймер-оол[2], поскорее вернулся к оврагу. Заяц все еще лежал. Парень прицелился и бросил камень. Круглый камень насквозь пробил голову зайца. Хеймер-оол подбежал, взял убитого зверька и стал искать камень. Оказалось, он ушел глубоко в землю. Парень начал его откапывать. Копал целый день. А вечером спрятал камень за пазуху и понес зайца братьям.
Старшие братья сидели вокруг костра голодные и ссорились.
— Ты ничего не принес! — говорил один.
— Ты сам ничего не принес! — говорил другой.
Младший брат накормил их всех супом из зайца. Они наелись и улеглись спать. А утром Хеймер-оол ушел на охоту. На опушке леса у толстой лиственницы он увидел косулю, прицелился и бросил свой круглый камень. Камень пробил голову косули, пробил насквозь толстую лиственницу и упал, углубившись в землю. Хеймер-оол поднял свой добрый круглый камень, взвалил на плечи косулю и пошел к братьям.
Старшие братья отнимали друг у друга и жадно грызли кости вчерашнего зайца, ругались и кричали.
— Не ругайтесь, братья! — сказал, подходя, Хеймер-оол. — Смотрите, что я вам принес! — И он накормил голодных братьев мясом и супом.
Через несколько дней братья спросили его:
— Как это ты добываешь столько разных зверей? Кто их тебе дает?
— Их дает мне моя благодатная земля, моя золотая тайга — Танды! — И он взял свой круглый камень, положил его рядом с сердцем и пошел на ту сторону Арзайты[3]. С криком «айт!» он убил много зверя на той стороне тайги, с криком «эйт!» он добыл много зверя на этой стороне тайги. А потом собрал все в одну большую кучу и пришел к братьям.
— Братья, я нашел в лесу место, где лежит много убитого зверя! Пойдемте, я вам покажу, — сказал Хеймер-оол.
Братья побежали за ним. Когда они увидели огромную кучу звериных туш, они расхохотались.
— Так вот в чем дело! — сказали они. — Мы-то думали, что это ты такой ловкий и меткий! А ты, оказывается, вон откуда таскал нам мясо! Ха-ха-ха!
И братья, девяносто дней голодавшие, наконец насытились, шестьдесят дней не наедавшиеся — до отвала наелись. Назавтра Хеймер-оол ушел на ту сторону тайги, убил самого серого из волков, самую красную из лисиц, самого черного из соболей и самого пестрого из тигров. Все туши он принес к костру. Вокруг костра сидели братья и без устали ели мясо. Увидев младшего брата с тушами хищников, они испугались.
– Как же ты смог их убить? Ведь они такие злые. Удивительно!
— Я их не убивал, братья, я нашел их, они лежали убитые.
И Хеймер-оол с гордостью начал сдирать шкуры.
Тогда старшие братья сказали:
— Ноги у нас не хуже, чем у него. И мы пойдем. Глаза у нас не хуже, чем у него. И мы найдем!
На другой день они пошли на ту сторону тайги. И вдруг встретились с тигром. Они так побежали от него, что чуть не передавили друг друга. А потом встретились с барсом — и пот с них градом полил. Не то что крупного зверя — даже бурундука не убили глупые охотники. Пришли к костру злые, голодные и увидели, что младший брат сварил для них мясо и сало и сидит, ждет их.
— Ну, что, мои старшие братья, где были, что видели, много ли зверя убили? А может быть, убитого нашли? — спросил он.
— Нет, мы сегодня мало земли исходили, убитого зверя не нашли.
Наутро, пока старшие братья еще спали, Хеймер-оол ушел охотиться. А старшие проснулись и стали со злостью и завистью говорить о нем.
— Что бы ни было, в любой день он приносит добычу!
— От его глаза ничто не ускользает, он все видит!
— Какой бы зверь ни попался — он его убивает!
— В чем же дело, почему он впереди нас?
— Может быть, он знает какое-нибудь волшебство?
А Хеймер-оол все шел и шел. Пока старшие братья, сидя вокруг костра, до отвала наедались готовой едой, младший брат без устали шел через необозримую желтую степь. Наконец он остановился, огляделся. Не было у этой степи ни конца ни края. Не было в ней ничего, что бы шелохнулось, не было ничего, что бы промелькнуло. И только в самой середине что-то чернело. «Что это такое? — подумал Хеймер-оол.— Неужели в этих краях есть кто-нибудь, кроме нас, шести братьев? Говорят, в таких безлюдных местах водятся албысы[4] и шулбусы[5]. Может быть, это албыс или шулбус? Что бы ни было, а надо идти вперед и встретиться!» И он пошел через желтую степь навстречу черным фигурам. Оказалось, что это семь черных кожээ[6]. Когда он подошел ближе, он увидел, что на первом кожээ висят восемь человечьих голов, на втором — семь, на третьем — шесть, на четвертом — пять, на пятом — четыре, на шестом — три, и на седьмом — две человечьи головы.
Что делать? Хеймер-оол решил не уходить, а посмотреть, кто же сюда приедет. Он начал копать яму в десяти шагах от черных кожээ. Когда солнце садилось за далекую тайгу, яма была готова, и Хеймер-оол лег в нее. Всю ночь он не спал, смотрел, что будет. Но ничего не было, никто этой ночью не приехал.
А старшие братья, которые остались у костра, до того объедались мясом и салом, что их тошнило. Через несколько дней они заговорили о Хеймер-ооле.
— Что-то долго он не возвращается.
— Наверное, с ним что-нибудь случилось.
— Может быть, попал в пасть какому-нибудь хищнику? Может, ранен?
— Искать не пойдем, а то еще придется его тащить издалека. Это очень тяжело.
— И хорошо, что его нет с нами. Нам больше мяса достанется.
И они опять ели и отнимали друг у друга самые жирные куски.
А Хеймер-оол сидел в яме около черных кожээ и ждал. К концу дня на севере показалось несколько всадников. Вот они приблизились.
Первый конь — пестро-звездный — шел мелкой, мягкой иноходью. Всадник был в чесучёвом халате, окаймленном широкой парчовой лентой. С пояса его свешивались, переплетаясь, восемь змей. Восемь человечьих голов, связанных за косы, были приторочены к его седлу. А голова этого шулбуса состояла из восьми коровьих голов с восемью рогами. Головы располагались полукругом, и там, где они соединялись, был один-единственный, огромный, косой, очень зоркий глаз. На ярко-белом белке был большой черный зрачок.
Второй конь — сивый — шел крупным ритмичным шагом. Всадник был в белом чесучёвом халате, окаймленном красным шелком. С пояса его свешивались, переплетаясь, семь змей. Семь человечьих голов, связанных за косы, были приторочены к его седлу. Голова его состояла из семи коровьих голов с восемью рогами. Там, где головы сходились, был один-единственный, такой же, как у первого шулбуса, огромный, косой глаз.
Третий конь — бурый — шел рысью. Всадник был в коричневом чесучёвом халате, окаймленном бархатом. С пояса его свешивались, переплетаясь, шесть змей. Шесть человечьих голов, связанных за косы, были приторочены к его седлу. Голова его состояла из шести коровьих голов. Там, где они сходились, был единственный, такой же, как у первого, огромный, косой глаз.
Четвертый конь — соловый — шел крупной иноходью. Всадник был в желтом чесучёвом халате, окаймленном выделанной кожей. С пояса его свешивались, переплетаясь, пять змей. Пять человечьих голов, связанных за косы, были приторочены к его седлу. Голова его состояла из пяти коровьих голов с огромным желтым рогом. Там, где головы сходились, был единственный огромный, косой, красный глаз.
Пятый конь — пегий — шел, подпрыгивая и вскидывая голову. Всадник был в голубом чесучёвом халате, окаймленном шелком. С пояса его свешивались, переплетаясь, четыре змеи. Четыре человечьи головы, связанные за косы, были приторочены к его седлу. Голова его состояла из четырех коровьих голов. Там, где они сходились, был единственный огромный, косой, красный глаз.
Шестой конь — гнедой — трусил. Всадник был в коротком желтом халате. С пояса его свешивались, переплетаясь, три змеи. Три человечьи головы, связанные за косы, были приторочены к его седлу. Голова его состояла из трех коровьих голов с серым рогом. Там, где головы сходились, был единственный красный глаз.
Седьмой конь — чалый — шел плавным шагом. Последний всадник был в рваном шелковом халате. С пояса его свешивались, переплетаясь, две змеи. Две человечьи головы были приторочены к его седлу. Голова его состояла из двух коровьих голов с двумя глазами.
Хеймер-оол лежал в яме и боялся шелохнуться. Но, вспомнив о круглом белом камне, он перестал бояться. Всадники подъехали к черным кожээ, отвязали человечьи головы от седел, повесили их на кожээ, выстроились в ряд и начали молиться. Первым, ближе всех к Хеймер-оолу, стоял восьмиголовый шулбус. Парень прицелился в его головы и бросил камень. Белый камень разбил все восемь голов первого шулбуса, потом все семь голов второго и летел дальше, пробивая насквозь коровьи головы. И вот все шулбусы упали. Головы их валялись отдельно.
Хеймер-оол подобрал дорогой белый камень, сел на пестро-звездного иноходца, остальных коней повел за собой и направился на север, по следам шулбусов. Он решил разыскать их аал. Он пересек неоглядную желтую степь, поднялся на перевал и увидел вдали аал. Подъехал поближе. Нигде не было навоза. Нигде не было скота. «Странный аал»,— подумал парень. Он привязал коней к дереву под холмом и пошел к юртам.
С краю стояла огромная белая юрта, которую и девятью конями не окружить. У входа ее были вбиты три железных столба. Вторым стоял белый шатер. Дальше стояла светло-серая, потом — серая юрта. Пятая и шестая юрты были еще темней, а последняя — совсем черная.
«Пойду в большой белый дворец», — решил парень. Но тут из последней, черной юрты вышла прекрасная круглолицая девушка, взяла охапку дров и скрылась в юрте. «Нет, лучше пойду к ней», — передумал Хеймер-оол. Он направился к черной юрте, но в это время из предпоследней юрты вышла девушка еще краше. Она взяла дрова. Парень свернул к ней, но из пятой юрты вышла за дровами девушка еще прекрасней. Из всех юрт по очереди выходили красавицы, и каждая больше прежней нравилась Хеймер-оолу. И вот из белого шатра вышла девушка, прекрасная, как луна. Она выплеснула остатки чая. Из огромного белого дворца, который стоял в начале аала, никто не выходил. Хеймер-оол направился в шатер, к девушке, прекрасной, как луна.
Красавица сидела на подстилке и как-то странно, насмешливо улыбалась. Парень вежливо с ней поздоровался и спросил:
— Чей это аал-стойбище? Чей это красивый белый шатер?
— Это шатер Ак-Куу[7], — ответила красавица.
— Куда он уехал? — спросил парень.
— Он уехал освящать свой золотой кожээ, — ответила красавица.
— Когда он приедет? — спросил парень.
— Он приедет на закате. Если хотите — подождите.
Хеймер-оол вышел из шатра и зашел в соседнюю белую юрту. Ее хозяйка встретила парня такой же насмешливой и загадочной улыбкой.
— Чья это юрта? — спросил он.
— Эта юрта Сарыг-Куу[8], — ответила красавица.
— Где он? — спросил парень.
— Он уехал освящать свой золотой кожээ, — отвечала красавица.
— Когда он вернется? — спросил парень.
— Он вернется на закате. Если у вас есть дело — подождите.
Парень побывал в каждой юрте. Красавицы смотрели на него с насмешливыми улыбками. Все хозяева юрт уехали освящать свои золотые кожээ. Все красавицы предлагали ему остаться и подождать хозяина. В последней, черной юрте Хеймер-оол спросил:
— Чей это огромный белый дворец, который стоит в начале аала?
— Это дворец Сылдыс-хана[9].
Парень пошел в белый дворец. «Что за люди живут в этих юртах? — думал он. — Ни в одной не дали коснуться края пиалы!»
В белом дворце он увидел красавицу, излучавшую свет солнца и луны. Она была в золотисто-пестрой одежде и обуви. Длинные черные волосы ее были заплетены в пять кос. Нижняя ее губа сияла, как золото и серебро. Верхняя ее губа сверкала, как сахар! Она наливала чай из золотого чайника в золотую пиалу.
У Хеймер-оола сразу стало светло на душе. В молодой груди загорелся огонь. Он вежливо поздоровался, почтительно представился.
— Чей это аал-стойбище, чей это прекрасный дворец? — спросил он.
— Это аал шулбусов-людоедов, — ответила красавица, — А в этом дворце живет хан шулбусов, Сылдыс-хан. Я — дочь простого старика и старухи. Мы жили у истоков Чинге-Хема[10]. Моего отца и мать шулбусы съели еще в прошлом году. Хан взял меня в жены. Он хочет научить меня есть человечье мясо. Уже год, как я не видела живого человека. И вот вы пришли. Откуда вы? Зачем вы пришли в этот аал? Как вы остались живы? — И она налила парню чай, подала сахар и лепешки.
Хеймер-оол поел, попил чаю и сказал:
— Я брожу по свету, добываю себе еду. Вот и забрел в ваши земли. А какие они из себя, эти шулбусы?
Они — страшные многоголовые чудовища. У них по нескольку коровьих голов.
«Значит, я убил шулбусов — хозяев этого аала!» — радостно подумал Хеймер-оол. И сказал:
— Ты ведь не любишь своего многоголового хана, ты мучаешься здесь. Давай убежим и будем жить вместе.
– Было бы хорошо, если бы все получалось так, как хочешь. Но это невозможно. Если мы уедем, шулбусы пойдут по нашим следам и будут идти, пока не высохнут их кости, пока не погаснет их негаснущий огонь. Они найдут нас и съедят. Уезжай поскорей. Сейчас они в желтой степи за перевалом освящают свои золотые кожээ головами убитых и съеденных ими людей. День подходит к концу. Они должны вернуться. Уходи. А послезавтра, когда они снова уедут искать людей, приходи ко мне.
— Но почему в тех юртах мне об этом не сказали? Наоборот, они предлагали мне остаться, подождать хозяев.
— Они хотели съесть тебя. Они уже научились есть человечье мясо.
— Пусть приходят шулбусы, пусть едят меня, а я от тебя не уйду. — И Хеймер-оол сел рядом с красавицей.
Она заплакала и стала его уговаривать, чтобы он ушел. Парню стало жалко ее.
— Хорошо, — сказал он, — я уйду, но ты проводи меня до холма.
Они вышли из дворца. Поднялись на холм.
— Ты знаешь этих коней? — спросил Хеймер-оол.
Красавица увидела пестро-звездного, сивого, бурого, солового, пегого, гнедого и чалого коней, знакомых коней семи шулбусов. Она вскрикнула и своими тонкими, белыми, как корни чертополоха, пальцами обвила шею парня, крепко прижалась к нему и, не находя слов от радости, положила голову ему на грудь.
— Скажи, как ты взял этих коней? — спросила она наконец.
— Убил их хозяев и взял коней! — с гордостью сказал Хеймер-оол.
Вместе они вернулись во дворец. Ели, отдыхали, смеялись, разговаривали и не могли наговориться. Хеймер-оол прожил в белом дворце три дня, а на четвертый сказал:
— У меня есть пять братьев. Я привезу их сюда. Ведь у них нет жен.
Он сел на Сылдыс-Шокар-коня, остальных коней повел за собой и направился к родной тайге.
Старшие братья сидели вокруг костра голодные и злые: они успели съесть все мясо, которое заготовил для них младший брат. Хеймер-оол рассказал о своих приключениях, дал им коней, и они поехали к семи красавицам.
Хозяйку последней, черной юрты Хеймер-оол сделал своей поварихой, а остальных красавиц отдал братьям. И они стали жить в этом аале. Младший брат охотился и приносил старшим мясо.
Однажды днем, когда Хеймер-оол был на охоте, братья собрались и самый старший сказал:
– Наш младший брат загордился-зазнался. Он живет в белом дворце!
– У него есть повариха, а у нас — нет! — поддержал второй.
– Себе он взял самую красивую жену, а нам дал похуже, — добавил третий.
— Он командует нами, будто он старший, — заметил четвертый.
— Надо с ним расправиться! — крикнул пятый.
— Да, ты прав, — сказал старший. — Мы его искалечим и бросим здесь, а сами укочуем за семь рек, за шесть перевалов.
На другой день рано утром он вошел в белый дворец и увидел, что Хеймер-оол спит, обнявшись с красавицей, излучающей свет солнца и луны. Он ударил дубиной спящего брата, вырвал из его объятий красавицу и саблей отрубил ему ноги. Когда он выволок красавицу, старшие братья уже разбирали дворец. Бедная жена Хеймер-оола вырвалась и подбежала к мужу, но братья схватили красавицу, связали и бросили. А потом разобрали все юрты, навьючили их на коней и откочевали за семь рек, за шесть перевалов. Безногий Хеймер-оол остался совсем один. Когда он пришел в сознание и огляделся, он увидел: нет в степи ничего, что бы шелохнулось, и нет ничего, что бы промелькнуло. Он подполз к тому месту, где была его постель, и увидел свой дорогой белый камень — братья вытряхнули его из подушки. Хеймер-оол сунул камень за пазуху и пополз по степи. Скоро он увидел около бугорка жирного тарбагана. Из последних сил бросил он камень и разбил тарбагану голову. Он съел сырое мясо, и стало тепло в его животе, появилась сила в руках, а тусклые глаза его засветились. «Нет на свете людей более коварных, чем мои братья, нет на свете камней более прекрасных, чем мой белый камень! — подумал он. — Если мои братья смогли со мной так поступить, то не видать им добра в жизни». И медленно пополз вперед. Он полз очень долго. И вот встретился ему человек, у которого не было рук по плечи.
— Кто ты? Откуда и куда ты идешь? — спросил Хеймер-оол.
— Я — самым ловкий и самый быстроногий человек. Услыхал я однажды, что в Шулбу-Хурээ[11] живет человек, с которым никто не может сравниться в ловкости. И я решил с ним состязаться. Но когда я туда пришел, меня встретило чудовище с медвежьим туловищем, коровьей головой и с длинной конской гривой, развалившейся на обе стороны. Я испугался и повернул назад, но этот шулбус меня быстро догнал, схватил за руки и оторвал их по плечи. А что с тобой случилось? Кто тебе ноги оторвал?
— Мои коварные братья отрубили мне ноги и бросили одного в бескрайней степи. С тех пор я ползу. Не знаешь ли ты, друг, где можно вылечиться? Дай совет.
— В том самом хурээ живет ученый человек. Он все может. Слепому он дает глаза, безногому — ноги, безрукому — руки.
— Отвези меня туда,— сказал Хеймер-оол.
— Я бы и сам пошел туда лечиться, но боюсь того шулбуса. Нет, теперь я туда не пойду,— ответил безрукий.
— Не бойся. Справиться с шулбусом моя забота, — секазал Хеймер-оол.
Безрукий согласился, посадил на спину Хеймер-оола, и они направились к Шулбу-Хуре. Шли очень долго, часто останавливались, безрукий отдыхал. И вот они увидели человека, который шел, выставив руки вперед. Деревья, которые ему попадались, он вырывал с корнем, огромные камни раздавливал в порошок. Оказалось, он слепой и просто ощупывает все, что есть на пути. Друзья окликнули его, поздоровались, спросили, как попал он в такую беду.
— Я — великий силач, — сказал он. — Услыхал я однажды, что в Шулбу-Хурээ живет человек, с которым никто не может сравниться в силе. И я решил с ним состязаться. Но когда я туда пришел, на меня набросилось чудовище с медвежьим туловищем, коровьей головой и с длинной конской гривой, развалившейся на обе стороны. Мы схватились. Боролись тридцать дней — целый месяц, и никто не мог победить. Мы так устали, что вдруг остановились. Медведь с коровьей головой выпустил меня и ушел. Я хотел посмотреть, куда он ушел, и оказалось, что я ничего не вижу: за тридцать дней борьбы я ослеп.
— Мои коварные братья, — сказал Хеймер-оол, — отрубили мне ноги. А то самое чудовище оторвало моему другу руки. Как ты думаешь, кто нас мог бы вылечить?
— В Шулбу-Хурээ живет ученый человек, он все может. Но я боюсь теперь туда идти. Там мой враг, — сказал силач.
– Пойдем с нами, — сказал Хеймер-оол. — И мы все вылечимся.
– Нет, пусть меня убьют, по я никогда туда не пойду!
– Не бойся. С чудовищем я справлюсь сам.
Слепой согласился, посадил на спину безногого Хеймер-оола, а безрукий их повел. Неизвестно, сколько они шли. Но пришли наконец к Шулбу-Хурээ. Друзьями Хеймер-оола овладел страх. Они стали уговаривать его вернуться.
— Лучше без рук, без глаз, но все-таки жить,— говорили они.— Ведь это чудовище нас убьет!
Хеймер-оол криком приказывал им двигаться вперед. Они зашли в овраг, остановились и сказали:
— Мы боимся. Мы не верим, что ты справишься с шулбусом. Расскажи нам, как ты будешь с ним бороться?
Хеймер-оол вытащил из-за пазухи свой дорогой белый камень.
— Вот этим камнем я убью чудовище.
— Что ты! Это ведь не муха, чтобы его убить таким камешком! — сказал безрукий.
— Слепой пощупал камень и сказал:
— Я иду назад.
Хеймер-оол долго их уговаривал, и они все-таки согласились.
Втроем подошли к хурээ. Но безрукий на шаг отстал, а потом повернулся и тихонько удрал. Слепой не видел, что безрукого уже нет с ними, и спокойно шел вперед. Хеймер-оол голосом его направлял. И вдруг спросил:
— Каково из себя чудовище, если смотреть на него спереди?
— А что, оно уже здесь? — испугался слепой и хотел повернуть назад.
— Нет, его еще нет, — успокоил друга Хеймер-оол, — я просто спросил.
— Оно голубого цвета и издали похоже на корову. Когда подбежит ближе — видна черная грива, развалившаяся на обе стороны.
Хеймер-оол видел, как прямо на них бежала голубая корова. Но он ничего не сказал слепому и приготовил белый камень. Чудовище бежало галопом, оно быстро приближалось, была уже видна развивающаяся черная грива, а дальше — косматое туловище медведя.
– Что, еще не видно его? — спросил слепой.
— Нет, еще не видно, — ответил храбрый парень, а сам уже замахнулся.
И вот чудовище совсем рядом! Хеймер-оол бросил белый камень и разбил ему голову.
— Вот и шулбус! — сказал он.
Слепой вздрогнул и повернул назад.
— Не убегай, шулбус уже умирает, — с усмешкой добавил Хеймер-оол.
Не веря другу, слепой подошел и потрогал безжизненное тело чудовища.
— Значит, у меня будут глаза, у тебя — ноги, а у нашего друга — руки! — радостно сказал он.
Прибежал безрукий. Опасливо поглядывая на мертвого шулбуса, он спросил:
— Неужели наш друг убил его маленьким белым камнем?
— Да, — ответил слепой, — он убил его этим камнем. А ты — трус. Где ты был? Ну да ладно. Пойдемте все к ученому лекарю. Он нас исцелит.
Втроем они вошли в хурээ. Народ их встретил, как героев. И все начали молиться безногому Хеймер-оолу.
— Ты избавил нас от страшного чудовища, которое пожирало всех, кто выходил за стены хурээ, — говорили люди. — Слава тебе!
Они посадили его с друзьями на шестиколесную телегу, впрягли шесть лошадей и повезли к ученому лекарю. Ученый быстро их всех вылечил и сказал:
— Теперь нет страшного шулбуса, больше мы не будем называть это место Шулбу-Хурээ. Назовем его теперь в честь нашего избавителя Хеймер-кодан[12], и ханом нашим пусть будет Хеймер-оол.
Все согласились и устроили в честь нового хана великий пир. Все люди — и бедные, и богатые — все ели мясо и пили араку. Праздновали тридцать дней, не могли закончить праздник еще сорок дней!
А потом Хеймер-оол надел черные идики, халат из черного шелка и шапку из черного соболя, сел на Калчан-Кыскыл-коня[13] и поехал искать своих братьев — поехал отомстить своим врагам, расправиться со своими мучителями.
А старшие братья каждый день ругались и спорили: кому достанется прекрасная жена Хеймер-оола. Бедная красавица плакала днем, плакала ночыо и все думала о своем муже.
Хеймер-оол приехал на покинутое стойбище. Он посмотрел на место, где стоял его белый дворец, вспомнил жестокую расправу, и месть вскипела в его сердце. Он поехал по следам своих врагов.
Переплыл семь рек, перебрался через шесть перевалов и увидел аал братьев. Юрты стояли в прежнем порядке. Он подошел к своему белому дворцу и начал прислушиваться.
– Моей будет красавица! Нет, моей! — кричали братья.
Хеймер-оол не выдержал и вбежал к ним, держа наготове круглый белый камень. Братья, увидев его, так перепугались, что кубарем выкатились из дворца, чуть друг друга не передавили. Красавица, излучающая свет солнца и луны, верная жена Хеймер-оола, вскрикнула, подбежала к нему и крепко его обняла.
— Это ты! Это ты виноват! — говорили старшие братья друг другу, и зубы их стучали.
Младшему брату не пришлось их убивать — они все умерли от страха перед расплатой.
А Хеймер-оол с прекрасной женой не замечали, как прошел день, как подошла ночь. Вспоминая хорошее, вместе они смеялись, вспоминая плохое, вместе плакали. А утром он ваял жену, слуг, коней, юрты и перекочевал в свое ханство.
Белый дворец он поставил в ровной степи, бесчисленный скот свой пас на зеленых горах и жил долго и правил великим ханством.
Рассказал Салчак Чанзан из Бай-Тайгинского района. Перевод Марка Ватагина. На русском опубликовано в сборнике «Тувинские народные сказки». Издательство «Наука», главная редакция восточной литературы. Москва – 1971




[1] Аал — селение; группа юрт, кочующих вместе.
 

[2] Хеймер-оол — Младший брат.

[3] Арзайты — Зубчатый хребет.

[4] Албыс — ведьма, нечистая сила, злой дух в женском облике.
 

[5] Шулбу, шулбус — ведьма, черт, нечистая сила, чудовище.

[6] Кожээ — каменное изваяние.
 

[7] Ак-Куу – Белый лебедь

[8] Сарыг-Куу — Желтый лебедь.
 

[9] Сылдыс-хан – хан-Звезда, звездный хан.

[10] Чинге-Хем — Узкая речка.
 

[11] Хурээ – буддийский монастырь.

[12] Хеймер-кодан. Кодан — территория, где находится аал.
 

[13] Калчан-Кыскыл. Калчан — лысый. Кыскыл — рыжий.