Service Menu

Текучий песок


Солнце село на вершину горы и стало похожим на алый утюжок в раскаленных углях. А когда ненадолго спряталось за облако, тень Алага-Тайги хмуро нависла, как страшное чудовище. Когда это облако растает, уголок солнца появится снова, будто чудовище не может заснуть, все открывает и открывает свой багровый глаз. И небо потому красное, что завтра будет очень сильный зной...
— Овцы уходят, дедушка.
— Пускай идут, сынок. Пока не жарко, пощиплют траву на Текучем песке.
Дед Сандак оседлал своего коричневого вола и взял за веревку белого теленка с колокольчиком на шее. Теленок сразу пошел рысью.
— Наверное, песок очень горячий, дедушка?
— Нет, сынок. Текучий песок вообще никогда не нагревается. Как лед. У него особая поверхность — отталкивает жару. В самые знойные дни он шумит, как шуга осенней реки.
– О-о! Пойдём послушаем?
Лесная сторона Иштий-Халыын до сих пор в тени. Здесь еще веет холодное дыхание утра. Тихо идущие друг за другом через поле овцы начали пастись. Когда все стадо с жадностью принялось щипать траву, в воздухе появился острый запах дикого лука. Шораан чихнул.
— Пахнет луком, дедушка. Что такое?
Старый Сандак засмеялся, и его темный морщинистый лоб, покрытый потом, прямо-таки засверкал на солнце.
– Когда столько овец и коз разом начинают косить траву, запах испаряется в жарком воздухе. Ну, они отсюда никуда не уйдут. Пойдем, покатаемся на Текучем песке?
– Давай!
– Подожди, надену путы волам. Если побегут от пестрых оводов, никто их не догонит, этих плоскоротых.
Текучий песок — еще одна волшебная загадка природы. Смотришь издалека — будто книга закрытая лежит с тупыми горками-вершинами. И тут же игра ветра меняет все: вот уже песок напоминает караван уставших и остановившихся верблюдов, перевозящих груз через всю Землю, или цепочку сказочных спящих кругленьких муравьев.
Шораан шел босиком. Идти по песку интересно. Ноги ныряют глубоко, а когда их по очереди вытаскиваешь, песок щекотно течет между пальцев. Иногда идешь, будто по сугробу катишься, иногда песок становится жарким, словно раскаленное просо. И почему-то вспоминается мама, расчесывающая свои длинные волосы, и слепому мальчику песок кажется нежным, красным...
– Мы на самом верху. Здесь я вырос, катаясь по Текучему песку. Дай руку, спустимся вниз. Дава-ай!
– Ур-р-аа!
– Откинь голову назад! Вот так. Если упадешь, может засыпать, и тогда уже никто не поможет.
– Ур-ра! Шумит, как самолет! Др-р!
– Обваливается, вставай быстро! Руку давай! Бегом отсюда, скорей!
Неподвижный всю зиму, стывший под снегом песок внезапно двинулся с шумом и перехлестом, как студеная вода. Его поверхность местами будто взорвалась: "Шыг-г-г!" — и, свистя, он пошел, раздавшись в стороны. Странный песок! Будто наводнение хлынуло на головы двух испуганных людей. Все видевший и все испытавший Сандак и то растерялся. Наверх, в ложбинку — туда, где спасительные кусты, изо всех сил рванулись старик и мальчик.
— О, господи! Такого я еще не видал. Испугался, сынок?
– Песок шумит, в ушах гудит! — крикнул Шораан, радуясь, что опасность миновала.
И только тогда они расхохотались.
— Что за ненадежный я человек! Ум, что ли, покидает? Пока песок не проснулся, нельзя кататься. Э-э-те, что за жалкий я, забыл наказ предков.
— Почему так вышло, дедушка?
— Не знаю, сынок. Всякие слышал глупые разговоры. Говорят, в текучем песке собираются привидения, ведьмы – опасное это место. Нехорошо здесь, больше не ходи сюда, сынок. Если бы вы с Олчан, маленькие, пришли сюда одни, вас бы завалило. В Тибете, говорят, есть страшная песчаная гора. Однажды вихрь смел вниз все завалы с ее склона. Там костей человеческих — миллион. Когда поднимается солнце, черепа скалят зубы, будто смеются.
— И-ий, страшно!
— Ужас. Никому не говори, что мы здесь были.
– Да.
Пастухи — старый и малый — вернулись домой и никому ничего сказали. Все пережитое стало тайной двух друзей.
Шораан долго еще думал о чудесах природы. Текучий Песок, Поющая Пещера — мир полон загадок. А без загадок человеку скучно. Только наука может объяснить тайны. Скорее бы в школу!