Service Menu

Песня четвертая. Как мальчик приручал дикаря-жеребёнка

Шыяан ам!
 
Вышел мальчик вновь за порог,
Он теперь по-взрослому строг,
Серебром уздечки звеня,
Он надел ее на коня.
Был кулуном конь, сосунком,
Но велением волшебства
Годовалым стал стригунком,
Тем, кого мы зовем чава.
Водрузил мальчуган потник –
И хунан-трехлеток возник,
Оседлал, трехлетку взамен
Стал четырехлеток — донен.
Мальчик ходит, гордясь, вокруг
И, любуясь конем своим,
Затянул, не жалея рук,
Сорок восемь тугих подпруг,
Сорок восемь задних подпруг
И седельных ремней — чирим.
И уже не дикарь-донен,
А могучий конь Даш-Хурен,
Как гора, величав на вид,
Возле коновязи стоит:
Ровно тридцать саженей рост,
Да еще три сажени — хвост!
 
Подивясь таким чудесам,
Мальчик стал снаряжаться сам.
Впору мальчику сапоги —
Богатырские и дики,
Для одной и другой ноги
Не малы и не велики.
И, конечно, тотчас же он
Облачился в шелковый тон,
Пояс шелковый повязал,
Драгоценной тканью шурша,
Шапку бережно в руки взял
И надел ее не спеша.
И закинул за спину лук,
И каленых, колючих стрел
Ткнул за пояс несколько штук,
И уж сесть на коня хотел,
Но сказал ему тихо конь:
"Для каких охот и погонь
Ты оружье берешь с собой?
Разве кто-то позвал нас в бой?
Ждет великая скачка нас!
Лук и стрелы слишком любя,
Вдруг уколешь в недобрый час
Невзначай меня и себя?"
Мальчик слушал его всерьез,
Лук и стрелы в юрту унес,
Снова сесть захотел в седло —
Уж теперь-то время пришло!
 
Но сказал ему снова конь:
"У меня под сердцем огонь!
Нелегко укротить меня —
Необъезженного коня.
Платья полы сперва расправь,
После — ногу в стремя поставь.
Чтобы не было вдруг беды,
За передний повод узды
Ухватись ты левой рукой
И надежно держись другой
За подвязки седла — дерги,
Сам себя теперь береги
Для грядущей своей судьбы!" —
Молвил конь и встал на дыбы.
 
И опять много-много дней
Спор идет: кто из двух сильней?
Содрогается древний лес,
Звезды ливнем летят с небес.
Вот устал и смирился конь,
Чует крепкую он ладонь,
Скачкой бешеной утомлен,
Говорит наезднику он:
"Я боролся с тобой, как мог,
Но тебя при этом берег,
исходил в пути неспроста
Все рискованные места.
Моего хозяина сын,
Ты отныне мой господин,
Чтобы именно ты им стал,
В чреве матери я мечтал!"
 
Молвит маленький господин:
"Ты отцовской кобылы сын,
В скачке бешеной без дорог
Я жалел тебя и берег,
Крепко повод в руке держал,
Но не бил тебя, уважал.
Ты громаден, как поглядишь,
Но не стоит спешить в пути:
Будь покуда, как я, малыш,
Станем вместе взрослеть-расти.
Мы с тобой под небом большим
Много славных дел совершим!"
 
Слышат духи степей и гор
Откровенный их разговор
На дороге длинной, прямой
К милой юрте, к семье, домой.