Service Menu

Песня шестнадцатая. Как Даш-Хурен превратился в захудалого коня, а Тана-Херел – в бедного мальчика

Шыяан ам!
 
Даш-Хурен чуть замедлил рысь
На дороге через холмы:
"Друг-хозяин, поберегись —
Чересчур уж приметны мы.
Всякий выпытать норовит,
Что мы ищем в здешней стране.
Хорошо бы наш внешний вид
Изменить и тебе, и мне".
 
И Тана-Херел услыхал,
И одобрил эти слова.
Лишь мгновенье прошло — и стал
Даш-Хурен стригунком — чава.
А отважный Тана-Херел
Вмиг осунулся, похудел,
Стал он мальчиком-бедняком
На худом стригунке верхом.
Видно, жить ему тяжело:
Хлипко, ветхо под ним седло,
Стрелы — как из бурьян-травы —
И тупы они, и кривы.
Низкоросл он и тонконог,
Сам — как маленький стригунок.
 
Едет мальчик на стригунке
Седловиной большой горы.
Видит: всадники вдалеке.
Видит: кони у них добры.
Нагоняют, глядят в упор.
Он пытается завести
С ними вежливый разговор:
"Кто вы? Долго ли вы в пути?
Где находится ваш аал?"
Первый всадник его прервал:
 
"Я – Сын Неба, таков мой род!
Это конь мой — Дезиг-Шилги.
Как призы он в скачках берет,
Знают все: друзья и враги.
Сам же я – оЖелезный Борец,
Всем известный Демир-Моге.
Знают все, из конца в конец,
Обо мне в степи и в тайге!"
 
Продолжает всадник второй:
"Я – Чернинг-Оглу, Сын Земли,
А Челер-Шилги — это мой
Верный конь, с которым прошли
Мы немало троп и дорог,
А сегодня мы все спешим
Для того, чтобы точно в срок
К состязаньям поспеть большим.
Правит шумное торжество
Хан Бал-Бал, хан Малчын-Эге.
Порождает имя его
Радость — в друге, страх — во враге
Будут скачки, будет борьба.
Чем кого одарит судьба?
Но мечта, по правде сказать,
Не в одном живет смельчаке;
Отличиться — и в жены взять
Дочку хана Балчын-Эге".
 
Так сказали и понеслись
Вдаль, туда, где кипел народ.
 
Оглянулись — диву дались:
Недоросток не отстает,
На своем невзрачном коне
С ними держится наравне.