Service Menu

Дээр-Мёге и шестиголовый мангыс Калчаа-Мерген


На берегу реки Кызыл-Хем[1] жили старик со старухой. У них был один-единственный сын. И была рыжая кобыла с худым жеребенком.
Вскоре сын начал ездить на охоту на этом худом жеребенке. Однажды в скалах он нашел двух орлят. Мальчик привез их домой.
— Отец, помоги мне выходить этих орлят, — попросил он.
Обрадовался старик. «Значит, хорошим охотником вырастет мой сын», — подумал он. И сделал сыну новый крепкий лук.
Скоро мальчик научился стрелять без промаха. Выросли орлята и стали могучими беркутами. Маленький охотник не давал покоя ушам отца: «Подари мне двух охотничьих собак».
А выше их по Кызыл-Хему жил старый друг старика, старый охотник. Старик пришел к нему и говорит:
— Мой сын не дает покоя моим ушам. Нужны ему две собаки. Дай ему хоть одну из твоих собак.
— Мои собаки слышат сквозь землю. Они будут верно служить твоему сыну. Но если он будет их обижать — они вернутся ко мне. — Так сказал старый охотник и дал двух собак.
Мальчик стал охотиться с двумя беркутами и с двумя соба­ками. И скоро научился понимать их речь.
Однажды он охотился один. А когда вернулся домой — увидел, что юрта его куда-то откочевала. Он стал осматривать место, где стояла юрта. Там, где спала мать, лежали иголка и обломок гребня. Там, где спал отец, лежал точильный брусок. Мальчик поднял эти вещи и посмотрел туда, где был очаг. Вдруг зола зашевелилась. Земля вокруг задрожала, будто на нее упала молния. Мальчик испугался, подбежал к жеребенку, быстро вскочил в седло, но в этот миг из золы вылез шестиголовый мангыс[2] с блестящей секирой. Одним махом мангыс отрубил жеребенку все четыре ноги. Мальчик упал.
— Стань неприступной скалой! — сказал он точильному бруску и бросил его на землю. Брусок стал неприступной скалой.
Пока шестиголовый мангыс перелезал через скалу, мальчик успел уйти далеко-далеко. Но на ровном месте мангыс быстро догнал маленького охотника. Вот-вот схватит.
— Стань непроходимой чащей! — сказал мальчик обломку гребня и бросил его позади себя. Обломок гребня стал непроходимой чащей.
Пока шестиголовый мангыс продирался сквозь чащу, мальчик ушел вперед на месяц пути. Но вот он выбился из сил и лёг спать на берегу озера. Проснулся, а мангыс тут как тут. Маленький охотник испугался, бросил иголку матери и крикнул:
– Стань железным тополем!
Иголка стала железным тополем. Мальчик быстро взобрался на его вершину. Мангыс начал рубить железный тополь острой секирой. Маленький охотник вспоминал своих собак и беркутов. Если бы они были здесь, думал он, они бы меня спасли.
Шестиголовый мангыс рубил дни и ночи без отдыха, и наконец секира не выдержала и отлетела в сторону. Тогда мангыс лег спать. Из озера вылезла черная лягушка. Она посмотрела на вершину железного тополя и спросила:
— Почему ты там сидишь, мальчик?
— Меня сюда этот страшный мангыс загнал, — ответил маленький охотник.
Черная лягушка подкралась к мангысу, схватила секиру и забросила ее в озеро. Мангыс сразу проснулся, подбежал к воде, лег на живот и всеми шестью ртами начал пить. Скоро он выпил все озеро и увидел свою секиру. Он взял ее, выпустил изо ртов воду и снова начал рубить. Сколько ни рубил, а железный тополь оставался целым, не подался даже на один палец.
Однажды пришел к тополю красный лис.
— Я питаюсь кровью, — сказал лис, поглядывая на мальчика.— Мяса я не трону. Мне достаточно один раз языком лизнуть кровь. Давайте, я вам помогу рубить.
Мангыс посмотрел на свои руки. Они были в мозолях.
— На, руби,— сказал он красному лису и отдал секиру.
А хитрый лис, когда мангыс смотрит, бьет по тополю лезвием, а когда мангыс отвернется — бьет по тополю обухом. Мангыс лег спать. Тогда лис начал бить острой секирой о камень. Затупил, забросил ее в озеро и убежал. Проснулся мангыс – нет ни секиры, ни лиса. Снова он выпил озеро, снова достал секиру. И начал точить ее о камень. Месяцами точил, годами точил. И опять начал рубить.
Над тополем пролетали два ворона.
– Эй, вороны, — крикнул мальчик, — скажите моим двум беркутам, что я сижу у озера на железном тополе! Пусть они меня спасут!
А шестиголовый мангыс все рубил и рубил тополь. Вдруг раздался гром, будто небо всколыхнулось, примчался ураган, а вслед за ураганом прилетели два могучих беркута. Они сели на вершину тополя и распластали мягкие крылья. Мальчик лег на крылья, и беркуты его понесли. Пока они летели, их друг спал. Скоро они опустились в аале. Мальчик вбежал в юрту. Отец читал волшебную книгу.
— Почему вы меня оставили, а сами куда-то откочевали? — спросил мальчик.
Отец отложил книгу.
— Это — воля твоих собак, — ответил он. — Собаки сказали, что скоро в нашей юрте появится враг — шестиголовый мангыс Калчаа-Мерген[3]. Он вылезет из-под земли и всех нас убьет. И собаки увели нас со старухой в безопасное место, а беркуты перенесли нашу юрту. Наша рыжая кобыла должна была жеребиться. Ее мы оставили в пещере.
Мальчик рассказал о своих приключениях.
— Ты говоришь правду, — сказал отец, — шестиголового Калчаа-Мергена я вижу на листах этой волшебной книги. Ты вырос, стал богатырем. Пусть отныне твое имя будет Дээр-Мёге[4]. Враг твой жив. Ты должен победить его в трудной борьбе. Не уступай ему.
Дээр-Мёге позвал собак.
— Послушайте сквозь землю, — сказал он, — узнайте, что делает сейчас мангыс Калчаа-Мерген.
— Мангыс готовится к состязаниям за дочь Чер-Алды-хана[5], подземного хана, — ответили собаки.
Дээр-Мёге передал отцу слова собак.
– Иди к пещере, — сказал отец. — Может быть, рыжая кобыла родила жеребенка. В пещере спрятаны мое седло и уздечка. Хорошему мужчине всегда нужны добрый конь, седло и уздечка.
Дээр-Мёге прибежал к пещере. Около кобылы резвился жеребенок. Богатырь оседлал его и вскочил в седло. Жеребенок поскакал. От его бешеной скачки горы превратились в равнины, а равнины — в горы. Обувь и одежда богатыря износились, внутренности его разогрелись. Не выдержал он и закричал:
— Если хочешь убить — скорей убивай! Если хочешь пощадить — остановись!
Жеребенок остановился и сказал:
– Ты можешь быть моим хозяином, а я согласен быть
твоим конем.
Они вернулись к рыжей кобыле. Дээр-Мёге сказал ей:
– Пусть даже клочок — ешь зеленую траву. Пусть даже глоток — пей чистую воду. — И поехал домой.
Отец дал ему черный лук и острую стрелу. Дээр-Мёге взял с собой собак и беркутов и отправился в путь.
– Если я не выдержу скачки и начну падать, — сказал он беркутам, — рвите мясо из моей спины. Если конь мой начнет замедлять свой бег — рвите мясо из его спины. — И поскакал вперед.
Но вот конь остановился и сказал:
— Хоть и храбрый ты богатырь, да мало ума у тебя. Разве можно въезжать в аал таким, каков ты есть?
Дээр-Мёге подумал и решил, что конь прав. Он превратился в мальчика в желтом войлочном хевенеке[6], коня превратил в плохонького хромого конька, собак — в черных мышей, а беркутов — в серых синиц. Когда ехал вниз по склону — садился на конька, когда ехал вверх по склону — тянул его за узду.
И вот взобрался на вершину Ала-Тайги, пестрой тайги, и посмотрел вниз. Показалось, что в желтой степи караганник колышется. А может, это люди ходят? Показалось, что в желтой степи людей не счесть. А может, это караганник колышется? Когда подъехал поближе — увидел, что это — люди и кони. Коней было — не сосчитать! Людей было — не оглядеть!
Мальчик спросил белобородого старика:
— Зачем здесь собрался народ?
— Завтра начнутся состязания, — ответил старик. — Приехали пять молодцов из пяти сторон, десять удальцов из десяти сторон, непобедимый богатырь Ай-Мёге, неустрашимый богатырь Чер-Мёге и шестиголовый мангыс Калчаа-Мерген.
Тут поднялся над всеми Чер-Алды-хан и сказал:
– Завтра утром посмотрим, сколь искусны стрелки, какие они знают науки и волшебства! А стрелять надо так, чтобы стрела пролетела сквозь дырку лисьей лопатки, сквозь ушко большой серебряной иголки, пробила и подожгла кучу дров, привезенных на ста быках, попала в голову железного кожээ[7] и разбила её на куски. Когда стрела будет пролетать над перевалом, надо её поймать и принести мне. Кто выполнит все условия, тот победит.
Назавтра все богатыри собрались у места состязаний. Там лежал огромный лук, украшенный серебром. Некоторые стрелки только кланялись луку и проходили.
Стреляли пять молодцов из пяти сторон. Стреляли десять удальцов из десяти сторон. Стрелы половины из них и до лисьей лопатки не долетали, стрелы другой половины лишь сквозь лисью лопатку пролетали.
Стрелял Ай-Мёге. Его стрела пролетела сквозь дырку лисьей лопатки, сквозь ушко большой серебряной иголки, попала в кучу дров, привезенных на ста быках, но не пробила и не подожгла этих дров.
Стрелял Чер-Мёге. Его стрела пролетела сквозь дырку лисьей лопатки, сквозь ушко большой серебряной иголки, пробила и подожгла кучу дров, привезенных на ста быках, попала в голову железного кожээ, но не разбила ее, а только царапнула.
Наконец выпустил стрелу шестиголовый мангыс Калчаа-Мерген. Его стрела пролетела сквозь дырку лисьей лопатки, сквозь ушко большой серебряной иголки, пробила и подожгла кучу дров, привезенных на ста быках, попала в голову железного кожээ и разбила ее на куски, но, когда она пролетала над перевалом, Калчаа-Мерген не смог ее поймать.
Последним подошел к огромному луку мальчик в желтом войлочном хевенеке[8]. Калчаа-Мерген закричал:
— Поклонись луку и проходи!
Но мальчик не стал кланяться. Он натянул лук и выпустил стрелу. Его стрела пролетела сквозь дырку лисьей лопатки, сквозь ушко большой серебряной иголки, пробила и подожгла кучу дров, привезенных на ста быках, попала в голову железного кожээ и разбила ее на куски, а когда она пролетала над перевалом, беркуты схватили ее и принесли хозяину. И тут Дээр-Мёге принял свой настоящий облик. Все богатыри побледнели. Чер-Алды-хан сказал:
— Сегодня победил ты. Завтра — скачки.
Дээр-Мёге пришел к своему коню. Конь говорит:
— Привяжи меня так, чтобы я выстоялся и стал крепким, как подкова. Завтра мы с тобой полетим туда, где сливаются небо с землей.
Дээр-Мёге привязал коня и разжег костер в середине желтой степи. А утром, когда под первыми лучами солнца заблестели спины больших камней, он проснулся и увидел, что наездники — слуги богатырей — уже на конях. Дээр-Мёге вскочил на коня и полетел через степь. Он достиг того места, где сливаются небо с землей, и вернулся назад, а остальные наездники и половины пути не проехали. Когда он вернулся в аал, богатыри, надрываясь, кричали — его ругали.
Чер-Алды-хан сказал:
– Дважды победил ты. Завтра — борьба.
Дээр-Мёге взял у хана барана, сварил его, наелся, накормил беркутов и собак. А утром пустился из конца в конец желтой степи, исполняя танец орла. Навстречу ему, исполняя танец орла, двигался шестиголовый мангыс Калчаа-Мерген. Вот они сошлись. И, поглядывая друг на друга, как разъяренные быки, они схватились. Дээр-Мёге оторвал врага от земли и закружил его под облаками, а потом так бросил, что черная земля вздрогнула, а голубое небо треснуло.
Тогда Чер-Алды-хан привел своего бурого медведя. Медведь начал клонить богатыря к земле. Вот-вот свалит. Тут подлетели два беркута и вырвали по куску мяса с лопаток Дээр-Мёге. Богатырь рассердился и швырнул медведя на землю. А потом пришел к Чер-Алды-хану и сказал:
— Я победил во всех трех состязаниях. Если отдаешь дочь — отдавай. Не отдаешь — я уйду.
Хан выделил дочери добро из своего добра, скот из своего скота, дал круглую белую юрту.
Дээр-Мёге перекочевал на свою родную реку Кызыл-Хем, к своим старикам и зажил спокойно и богато. Пока он жил, удлинились овраги, углубились лощины.
Вспоминая, записал К. Экер-оол, Дзун-Хемчикский район. Перевод Марка Ватагина. На русском опубликовано в сборнике «Тувинские народные сказки. Издательство «Наука», главная редакция восточной литературы. Москва - 1971

 




[1] Кызыл-Хем — Красная река.

[2] Мангыс — человекоподобное многоголовое чудовище.

[3] Калчаа-Мерген — Бешеный Мерген.

[4] Дээр-Мёге — Небесный Силач.
 

[5] Чер-Алды-хан. Чер — земля. Алды — низ.— Подземный хан.
 

[6] Хевенек – войлочная куртка.

[7] Кожээ – изваяние.

[8] Хевенек — войлочная куртка.