Service Menu

Старик и вороний хан


Раньше раннего, древнее древнего, когда рога горного козла упирались в небо, а короткий хвост верблюда тащился по земле, жил старик Курту-Дузактар[1]. Всю жизнь он ставил петли на тетеревов. Всю жизнь ел вкусное тетеревиное мясо.
Однажды, проверяя петли, старик увидел: попался в петлю ворон.
— Ага, кулугур! Съел моего тетерева, а сам сидишь в петле? Ну, сейчас ты свое получишь! — Старик замахнулся, чтобы убить птицу, но ворон вдруг заговорил:
— Не убивай меня, Курту-Дузактар! Давай лучше будем друзьями. Я дам тебе все, что ты захочешь, все, что нужно человеку. Я — Кускун-хан[2], вороний хан. Я живу на севере.
Старик освободил ворона из петли. Кускун-хан рассказал, как добраться до его ханства, дал клятву, что ничего для старика не пожалеет, и улетел.
Курту-Дузактар вернулся домой и все рассказал старухе. А наутро поехал в гости к своему другу — вороньему хану. В пути он встретил старый чум. В нем старик со старухой варили змею и лягушку. Они подали гостю мясо змеи и лягушки и спросили:
— Кто ты, куда едешь?
— Я — Курту-Дузактар,— ответил старик.— Я еду к моему Кускун-хану, который живет на севере. Я его освободил, он обещал дать мне все, что я захочу.
– Что же ты возьмешь у него? — спросили они.
– Возьму, что даст,— ответил старик.
– Что дает сам хан — не приносит пользы человеку. Когда приедешь к Кускун-хану, он скажет: «Друг, я дам тебе скот из моего скота, добро из моего добра». Ты ответь: «Мне не нужен скот из твоего скота и добро из твоего добра. А дай мне лучше деревянный бочонок с палкой». Бочонок этот не простой. Скажешь «хойтпак» и помешаешь палкой — появится хойтпак[3]. Скажешь «итпек» — появится итпек[4].
Курту-Дузактар поблагодарил стариков за совет и поехал на север. Приехал к Кускун-хану, вошел в белую юрту, хан посадил его на почетное место. Они ели мясо, пили крепкий чай, всю ночь разговаривали. А утром вороний хан сказал:
— Друг, я дам тебе скот из моего скота, добро из моего добра.
— Мне не нужен скот из твоего скота, добро из твоего добра,— ответил старик. — А дай мне лучше деревянный бочонок с палкой.
Кускун-хан посмотрел на бочонок — заплакал, посмотрел на друга — улыбнулся. И отдал бочонок.
Курту-Дузактар взял его и приехал к старому чуму, в котором старики варили змею и лягушку.
— Пусть будет хойтпак! — сказал он и помешал палкой.
Бочонок доверху наполнился. Бедные старики не могли найти посуды, чтобы вылить весь хойтпак.
Курту-Дузактар приехал домой.
— Ах ты дурак! — закричала старуха. — Привез от хана пустой бочонок! Да разве у нас есть молоко, чтобы его наполнять? Поезжай назад, попроси еды и питья.
Тогда старик сказал:
— Пусть будет хойтпак! — И помешал палкой.
Бочонок доверху наполнился. Старуха удивилась, обрадовалась, и стало ей досадно: не хватило посуды, чтобы вылить весь хойтпак.
Через три дня к ним заехали табунщики Караты-хана. Старуха сказала:
— Сейчас я вам дам хойтпак.
Табунщики удивились. И подумали: «У стариков ведь нет скота, кормятся они тем, что Курту-Дузактар ловит птиц. Откуда у них хойтпак?»
А старуха взяла пустой деревянный бочонок, сказала «хойтпак» и помешала палкой. Бочонок наполнился. Еще больше удивились табунщики, напились и скорее к хану — рассказывать о волшебном бочонке.
Хан собрал войско, приехал к старикам и отобрал бочонок. Загоревали старик со старухой.
И снова поехал Курту-Дузактар к своему другу — вороньему хану. По дороге он снова зашел в старый чум к старикам, которые варили змею и лягушку.
— Куда ты сейчас едешь? — спросили они.
— Снова еду к Кускун-хану, — ответил старик.
— Что ты теперь у него возьмешь? — спросили они.
— Возьму, что даст, — ответил старик.
— Нет, что даст, не бери, а возьми пегую кобылу, которая привязана к железному столбу. Кобыла эта не простая. Начни ее доить и скажи «лепешки и сахар» — и появятся лепешки и сахар.
Курту-Дузактар поблагодарил стариков за совет и поехал дальше. Снова усадил его Кускун-хан на почетное место, снова угощал жирным мясом и крепким чаем. А утром предложил скот из своего скота и добро из своего добра.
— Нет, — ответил старик, — дай мне лучше пегую кобылу, которая привязана к железному столбу.
Кускун-хан посмотрел на кобылу — заплакал, посмотрел на друга — улыбнулся. И отдал кобылу.
Курту-Дузактар приехал к старому чуму.
— Пусть будут лепешки и сахар! — сказал он и начал доить кобылу.
Мешок наполнился лепешками и сахаром. Бедные старики не знали, куда это все девать.
Курту-Дузактар приехал домой.
— Ах ты дурак! — закричала старуха. — Привел от хана кобылу! Ну зачем тебе кобыла, разве у тебя есть жеребец?
Тогда старик сказал:
— Пусть будут лепешки и сахар! — И начал доить кобылу,
Мешок наполнился лепешками и сахаром. Старуха удивилась, обрадовалась, и снова стало ей досадно: некуда было класть все припасы.
Через три дня к ним заехали табунщики Караты-хана. Старуха подоила кобылу и дала им лепешек и сахару. А на другой день приехал Караты-хан с войском и отнял кобылу. Опять загоревали старики.
И опять поехал Курту-Дузактар к своему другу — вороньему хану. По дороге он опять зашел в старый чум, к старикам, которые варили змею и лягушку.
– Что ты теперь возьмешь у хана? — спросили они.
– Возьму, что даст, — ответил старик.
— Нет, что даст, не бери, а возьми золотую колотушку, которая лежит около ханской кровати.
Курту-Дузактар приехал к Кускун-хану. Опять усадил его вороний хан на почетное место, опять угощал жирным мясом и крепким чаем и всю ночь с ним разговаривал. А утром спросил:
— Что ты теперь у меня возьмешь?
— Дай мне золотую колотушку, которая лежит около твоей кровати, — сказал Курту-Дузактар.
Кускун-хан посмотрел на колотушку — заплакал, посмотрел па друга — улыбнулся. И отдал колотушку.
Курту-Дузактар приехал к старому чуму. И спрашивает:
— Зачем мне эта колотушка? У меня ведь нет кожи, чтобы ее мять!
Бедные старик и старуха говорят:
— Выйди из чума, взмахни колотушкой и крикни: «Марал и косуля, умрите!»
Курту-Дузактар вышел из чума, взмахнул колотушкой, крикнул: «Марал и косуля, умрите!» — и около чума упали убитые марал и косуля.
Бедные старики обрадовались, что у них теперь много мяса.
Курту-Дузактар приехал домой.
— Ах ты дурак! — закричала старуха. — Зачем тебе эта колотушка? Разве у тебя есть кожи, чтобы их мять?
Тогда старик взмахнул колотушкой и крикнул:
— Марал и косуля, умрите!
И у его ног упали убитые марал и косуля.
Старуха обрадовалась, что теперь у них так много мяса.
Через три дня к ним заехали ханские табунщики. Старуха не удержалась, чтобы не похвастаться перед ними золотой колотушкой.
А назавтра приехал Караты-хан с войском. Вошел в юрту к старикам и закричал:
— Отдай золотую колотушку!
– Подождите, хан, она у меня не здесь, сейчас принесу, — сказал Курту-Дузактар. Он вышел из юрты, взмахнул золотой колотушкой и крикнул:
— Войско хана, умри!
Все ханские воины рухнули на землю.
— Пощади меня! — закричал хан, выскочив из юрты.
— Ладно, — сказал старик, — ты будешь жить. Будешь носить мне дрова. А ханша твоя будет варить мне чай.
Свою пегую кобылу и деревянный бочонок Курту-Дузактар у хана забрал и зажил в достатке и довольстве.
Записал К. Бадан-оол. Перевод Марка Ватагина. На русском опубликовано в сборнике «Тувинские народные сказки. Издательство «Наука», главная редакция восточной литературы. Москва – 1971
 




[1] Курту-Дузактар — Ловящий тетерева.

[2] Кускун-хан — Ворон-хан.

[3] Хойтпак – особым образом сквашенное молоко для приготовления араки.

[4] Итпек — смесь из кислого и горячего молока (идет в пищу и для приго­товления сыра).