Service Menu

Глава 12


Лето 1946 года было для меня благоприятным по сравнению с отпуском 45-года. Первый отпуск был коротким, разорванным на кусочки работой, трудной дорогой до Красноярска, учебой и несчастьем на обратном пути. На работу возвращалась уставшей, измученной, озабоченной тем, что наступает осень, а у меня нет даже плаща. Остались неприятные воспоминания...
А в это лето я отдыхала в Сосновке: родные лица, наш дом, вся семья в сборе – все это как бальзам на сердце. Мы часто ходили в тайгу по ягоды и грибы, ездили на озеро. Раз в неделю передвижная киноустановка демонстрировала фильмы, я не пропускала ни одного! Иногда ходила по вечерам на танцы, если заранее с кем-то из подруг договаривались.
Работа по хозяйству в родном доме доставляла мне удовольствие. Одним словом, отпуск удачный. В Шагонар вернулась с хорошим настроением, и сразу за дела.
...В школе появилась новый завуч – Наталья Васильевна Михайлюк, она мне очень понравилась какой-то особенной интеллигентностью. Она потребовала сдать планы и привести в порядок наглядные пособия. К моему удовольствию, завхоз попросил меня освободить малый склад от мусора. А там я обнаружила огромное количество нужных вещей еще довоенного производства: журналы, картины, всевозможные таблицы, схемы, в том числе по моим предметам. Я собрала своих ребят, почти неделю мы клеили, вырезали, подрисовывали – готовили наглядные пособия.
Наталья Васильевна на педсовете похвалила меня:
– Из хлама сделала конфетку.
Начался последний для меня в Шагонарской школе учебный год: уроки, классные часы, пионерские сборы, родительские собрания – все шло нормально, даже хорошо. Но вот соберутся девчата вечером – тоска всех гложет: личной-то жизни нет, а годы уходят... Я младшая, и то мне пошел 21-й год!
Немного встряхнуло всех сообщение, что в Туве проводится чистка педкадров. Дело в том, что в начальных классах некоторые учителя работали после семилетки, опыт работы есть, но допускают ошибки. Все начали готовиться к проверке. Я перечитывала старые педагогические и методические журналы, подчеркивала, выписывала – как говорят, работала над собой.
Новый 1947-й год мы встречали вместе с учениками у школьной елки. А на каникулах мы собрались у Полины, к ней приехала старая тетя, знаменитая гадалка. Как нам хотелось узнать свою судьбу! Осторожно говорила хитрая гадалка, одной предсказывая счастье, много денег, другой – жизнь в большом городе. А мне она предсказала большие перемены в жизни, причем в лучшую сторону. Я восприняла это как шутку, не верила ни в какие гадания.
Подходила к концу третья четверть. Все учителя работали по подготовке выборов в Верховный Совет РСФСР, я была секретарем избирательной комиссии. Днем провожу уроки, потом до полуночи на избирательном участке. С тех первых выборов у меня выработалась "плохая" привычка – брать слишком много дел на себя. За эти выборы меня наградили Почетной грамотой.
Едва закончилась выборная кампания, к нам в школу приехала комиссия по проверке кадров: Сердобов, заведующий облОНО, инспекторы Покровский, Григоренко и Кургенко. Честно говоря, мы дрожали: такие представительные мужчины ходят на уроки, проверяют документацию, опрашивают учеников. Потом каждого учителя отдельно приглашали на собеседование.
На педсовете по итогам проверки отметили много положительного, но директору указали на недостаточное руководство педколлективом, а Тупицину Татьяну Ивановну перевели на работу в районную библиотеку.
Перед отпуском мне вручили в райОНО приказ облОНО о переводе меня в бай-хаакскую среднюю школу преподавателем немецкого языка.
Вот это перемены, которые мне предсказала гадалка на 47-й год! Переводят в мою родную школу! И главное, рядом Сосновка, там все мои родные. Немного страшно из-за старших классов: справлюсь ли? Но мои сомнения были напрасными, все складывалось лучше, чем в Шагонаре.
Бай-Хаак оказался для меня счастливым и в личной жизни. Уже в ноябре 47-го года я познакомилась с Лешей – Алексеем Павловичем Стратоновым, он был командирован в Туву и работал в райисполкоме начальником райводхоза. В июле 1948 года мы поженились. Жили сначала в моей учительской квартире, потом в водхозовском доме. 4 сентября 1949 года родилась наша первая доченька Люся. В байхаакской школе в классе, где я была классным руководителем, учился мой брат Сеня, и когда у нас не было няньки, Сеня нянчился с Люсей. Надо сказать, что все эти три года жизни в Бай-Хааке у нас была тесная связь с моими родными. На выходные Леша запрягал лошадку в дрожки или зимой в кошёвку, и мы ехали к родным в Сосновку. Леша полюбил мою семью, и мои родные с уважением относились к нему.
Большое удовлетворение доставляла работа в школе: дружный коллектив учителей, хороший контакт со старшеклассниками придавали силы и уверенность в том, что я – настоящая учительница.
Но я ясно сознавала, что впереди еще предстоит мне пройти мои университеты...