Service Menu

Знакомство на чайлаге


Николай КУУЛАР
В стане Тана-Херела[1]
Путешествия в прошлое
Путешествие первое
ЗНАКОМСТВО НА ЧАЙЛАГЕ[2]
Тана-Херел – младший сын чабана Белек-Баира, – смуглый мальчик с обветренным лицом, крепкий и ловкий. Он стеснительный, но добрые глаза его лучатся любопытством и озорством. Он хорошо окончил четвертый класс, оценки у него отличные… ну почти все. Словно конь, почуявший родное стойбище, Тана-Херел и дня лишнего не задержался в селе у тети после окончания учебного года. Узнав, что ветеринары собираются объехать аалы[3] в верховьях, он уселся в их машину – и был таков.
Родители уже переехали в ооруг[4] реки Торгалыг, и готовились перекочевать на настоящее высокогорное пастбище. Юрта чабана-помощника Дамба, родного дяди мальчика, поставлена на том же стойбище, на расстоянии ста метров. Отец с шурином налегке собирались на чайлаг в верховья реки.
Там они разобъют свой лагерь и будут хозяйничать сами, без хозяек, откармливать скот до ранней осени, пока не ударят сильные ночные заморозки.
Старший брат, девятиклассник Олчей, с воодушевлением готовился ехать со взрослыми. Тана-Херел, страшно завидуя, жалобно и монотонно ныл: «Нупжалставзьмитеменяссобой», но, как ни надоедал, отец был непреклонен:
– Мама, тетя Дарый, брат Аганак (сын дяди, окончивший седьмой класс, не очень-то играет с двоюродным братишкой, считая себя взрослым, и это нехорошо), сестра Севил – вы проведёте лето на Деспеке, куда может добраться машина. Это тоже летнее пастбище, разницы нет с чайлагом в Кара-Суге. Если ты поедешь с нами, кто будет присматривать за телятами, помогать маме, кто будет ей носить хворост? Летом у тебя много забот в аале, сынок, – так отец уговаривал сына.
Так угасла надежда мальчика попасть в волшебное место – на дальний чайлаг у истоков реки. Что поделать, приходится заняться домашними делами, а в свободное время можно и поиграть.
Однажды утром в начале седьмого месяца большой жары из села, дребезжа и громыхая, приехал старенький грузовик. С кабины сошли ветеринарша тетя Билчин и пожилой опытный водитель, дядя Аржай, а с ними – двое детей: мальчик и девочка. Тана-Херел очень заинтересовался, но поскольку никогда их не видел, засмущался и наблюдал издали. Двое детей ростом почти с него, и по возрасту, вроде бы, не старше, зашли в юрту и вскоре выбежали. Мама вышла вслед за ними, и, подозвав сына, познакомила с гостями. Наказав: «Не давай друзьям скучать, поиграйте», взяв в охапку несколько веток для растопки, поспешила к гостям.
Рослого, кудрявого, бойкого мальчика звали Айдаш, он оказался сыном младшего родного брата отца Тумен-Баира, который смолоду жил в Кызыле. Мальчуган был ровесником Тана-Херелу, обоим по одиннадцать. Когда Айдаш был маленьким, его уже привозили в аал, но оба уже не помнили друг друга. А девочка сразу затараторила, рассказывая друзьям, что она – дочь сестры тети Дарыя – Сесермы, приехала в соседнюю юрту, и хотя окончила только третий класс – старше одноклассников, ей скоро одиннадцать. Разговорчивую и добродушную девочку звали Ангырмой. Была она тоненькой и гибкой как веточка, и весь ее облик словно излучал тепло. Тана-Херел и Айдаш сразу поняли, что она бойкая, будет играть наравне с ними и нипочем никому не уступит. Но им ведь тоже был нужен друг, поэтому никто особо и не возражал. Гости и не скрывали, что приехали вволю наиграться, или, по определению родителей – отдохнуть и набраться сил на свежем воздухе. Уже в первые минуты эти трое, по их пониманию, стали самыми близкими приятелями.
Тана-Херел перво-наперво познакомил друзей со сторожевыми псами Хартыгой и Эзиром[6]: иначе и гости будут остерегаться собак, и собаки будут считать чужаками незнакомых детей. Потом показал окрестности. Втроём они добросовестно исследовали гальку и лужки русла реки, заросли черного тальника, заячью иву, росшую меж камней, берег родника, поросший длинным белым ивняком, островерхие холмы около аала, откуда ведут наблюдение сложенные там из камней пугала, лес, где впремежку растут лиственницы и тополя, заросли, внутри которых темно и многие другие не менее интересные места. Друзья от всей души восторгались угодьями Тана-Херела. Мальчик надулся от гордости, и бегал без остановки, думая, чего бы еще показать? И тут наступил полдень, мама позвала обедать…
   Началась интересная жизнь. Тана-Херел совсем забыл, что такое скучать от одиночества. Даже не просился уже на дальний чайлаг. Троица дружно стправлялись с домашней рабой – дружно ходили за водой, собирали хворост, отгоняли коров на пастбище, не допускали к ним телят, – только пыль клубилась: все спорилось. Еще не дослушав поручения, они бежали наперегонки, а потом скромно, но довольно выслушивали щедрые похвалы. И приходило время игр! Нескончаемых замечательных интереснейших игр, за которыми частенько забывается обеденное время. После вечерной дойки коров, в светлые сумерки – тоже отличное время для игр. Вечернее время особенно подходило для пряток.
И тут вдруг настал день перекочевки.
Грузовик дяди Аржая отвез на Деспек – место слияния бурных течений рек Торгалыг и Шаалааш – две юрты. А спустя два дня и Белек-Баир, Дамба и Олзей, навьючив на лошадей кухонную посуду, постельные принадлежности, одежду, съестные припасы долгого хранения и другие важные и нужные вещи, подгоняя овец и коров, тоже выдвинулись кочевать вверх по ущелью в далекий Кара-Суг. Железную печку, палатку и другой более тяжелый скарб взвалили на смирного рабочего верблюда, взятого напрокат. Хартыга нехотя остался в аале на дозоре, а Эзир, радостно погавкивая, неторопливо побежал в тайгу впереди хозяев – с чувством собственного превосходства.




[1] Тана-Херел – подобное имя носит герой одноименного тувинского эпоса «Богатырь Тана-Херел на коне Даш-Хурене».

[2]  Чайлаг – летнее пастбище чабанов.

[3]  Аал – жилище или стойбище, обычно состоит из одной или нескольких юрт.

[4]  Ооруг – таежное пастбище на месте, где река выходит из ущелья в верхнем течении на открытую равнину.

[6]  Хартыга и Эзир – Сокол и Орел.