Service Menu

Новый знакомый в незнакомом мире


Так они и прокладывали путь в неведомые земли. Сперва шли молча. Стало светлее, но это был не солнечный свет. Потом вместо минерального запаха подземелья ощутим стал другой, травянистый запах открытой земли и свежего ветра.
   – Зря мы боялись, – вдохновлённо сказал Айдаш. – Вот увидите, выйдем на протиположном склоне.
   – Ой, не знаю, – усомнился Тана-Херел, – скала высокая, подножие широкое, до другого склона далеко, а мы недолго идем. Не радуйся заранее.
   Словно крикнув: «Ну, смотрите же!», каменный ход закончился, и сверкнул широкий выход из пещеры. Троица друзей выбежала наперегонки и замерла, оглядываясь – земля была, какой никто никогда не видывал.
   – О-о-ой, посмотрите, какие цветы! Что это за огромные деревья?! Какие прекрасные горы, посмотрите! Что это за мир! О-о-ой! – Ангырма верещала и подпрыгивала на месте, глаза ее горели.
   – Это не наша тайга, совсем незнакомые места, куда это мы попали?! – Тана-Херел тоже был поражен.
   – Ну, уж если хозяин тайги не узнаёт, и в самом деле странно, – растерянно пробормотал Айдаш. – Странный пейзаж.
   Тана-Херел оглянулся, и с испугом обнаружил, что вход в пещеру, откуда они только что вышли, закрылся. Не веря глазам, он кинулся обратно, толкнул дверь-скалу, – нет, не открылась. Чтобы не испугать Айдаша и Ангырму, пыхтел молча, но тщетно! Двое друзей не замечали паники мальчика, глаза их горели, а ноги подпрыгивали.
   Воздух диковинной страны, куда прибыли друзья, отличался совершенно особым свежим ароматом, будто после дождя. Горы, на острых вершинах которых блестели снега, чем дальше, тем были синее. Луга – словно застелены многоцветными коврами ширтек[1]. Высокие ели и лиственницы, чуть дальше – кедры, буйство красок невообразимых цветов и трав, у которых и названий-то, наверное, нет… их и не видал, наверное, никто раньше! Взглянешь вниз – степи, заканчивающиеся у подножий гор, текущие через них большие и малые реки и речушки, будто темно-синие, светло-серебряные, переливающиеся ленты…
   – Настоящая сказочная страна! – наконец-то донесся до ушей испуганного Тана-Херела голос притихшей Ангырмы. Он вздрогнул: «Что она такое говорит – сказочная страна? В самом-то деле, где мы?»
   Внезапно успокоившись и внимательно оглядевшись, сын чабана обнаружил, что недалеко на склоне пасется отара овец. Рядом пеший пастух – видимо, отпустил коня пастись. Он показал отару друзьям: «Давайте познакомимся с пастухом, спросим, где мы» – и, не дожидаясь ответа, пошёл первым. Его догнал Айдаш и шепотом спросил: «Вход в пещеру закрылся, да? Что теперь делать?». «Ты тоже заметил, да? Не говори Ангырме. Если пещера не откроется, будем искать другую дорогу домой».
   Шли медленно и тихо, чтобы не спугнуть овец, и нагрянули внезапно для пастуха. Паренек, закрыв глаза, напевая тихую протяжную мелодию, сидел под скалой. Одежда его была причудлива: штаны, как понял Тана-Херел, из козлиной шкуры, рубашка из грубой ткани (Айдаш сравнил ее с древней тувинской одеждой в городском музее). Волосы заплетены надвое в тонкую косу, на голове странный убор, совсем не похожий на шапки, что носят теперь. Лицо паренька было обветренным и загорелым. Рядом, поддерживаемый рукой, лежал его тонкий посох. Пастух, казалось, был всего на несколько лет старше своих гостей.
   Услышав приветствие Тана-Херела «Экии!», пастух вздрогнул, вскрикнул от испуга и подскочил, уронив посох. Увидев троих детей, он, было, успокоился, но потом, приглядевшись, будто не людей увидел, а диковинных чудищ. Явно напуганный, он подался назад. Ангырма тоненьким жалобным голоском (с изрядной долей ехидства) протянула:
    – Что с тобой, не бойся, мы же просто маленькие дети из соседнего аала.
Тот напряженным от тревоги голосом спросил:
   – Мир вам, кто вы такие, младшие мои? Почему не упомню, что в соседних аалах есть подобные вам. Откуда путь держите, куда направляетесь? Из какой земли вы?
   – Мир вам! Я сын Тюлюша Белек-Баира Тана-Херел, а это мои друзья Ангырма и Айдаш, приехавшие на летние каникулы к нам в гости, – Тана-Херел, представляя себя и друзей, говорил тихо, чтобы снова не испугать паренька.
   – Простите меня, бедного пастуха, я ведь просто живущий в этих местах простолюдин. Я удивлен немало вашим именем. Наш царь носит его. Его зовут богатырь Тана-Херел на коне Даш-Хурен. Вы не могли не слышать о нем. И что такое каникулы?
   – Как не слышать, конечно, имя прославленного героя знают во всем мире. Даже мои родители, хотя и опасаясь, назвали именем великого князя меня во младенчестве. Они очень боялись, как бы не прослышал об этом царь, – маленький Тана-Херел слегка приврал.
– Смотрю на вас, и кажетесь вы нездешними мне, и одежда ваша не похожа на нашу, и разговор ваш, как вы изъясняетесь, отличается от нашего, даже приветствие ваше звучит по-другому. Неужели это так, уж не прибыли ли вы из дальних стран на краю света, на берегу великого моря Тенгис, о которых я лишь слышал? – голос пастушонка дрогнул от волнения.
– Нет-нет, мы прибыли не из дальних стран, – ответил Айдаш.
– Неужто вы спустились из верхнего мира, несравненно прекрасные дети небес? – паренек, содрав шапку с головы, согнулся, готовясь упасть на колени.
У троицы друзей дыхание сперло, голоса пропали. Переглядываясь, они незаметно кивнули бойкому Айдашу.
– Мы не дети небес, уважаемый чабан. Пришли с чайлага, что неподалеку. Совсем недавно мы нашли пещеру. Вошли в неё, толкнули плоскую скалу, похожую на дверь. Она и открылась, как дверь. Мы вошли, шли под скалой, и пришли вот. Не бойся нас, не кланяйся нам. Давай просто поговорим, познакомимся.
Не тут-то было. Услышав «пещера, под скалой», пастух еще больше взволновался! Он испугался так, что цвет его смуглого лица сменился на желчно-серый. Пожалев беднягу (девочка всё же), Ангырма вновь бросилась утешать его:
– Мы маленькие дети. Тана-Херел не царского происхождения, он сын простого чабана. Все мы – дети простолюдинов. Царь нашей страны послал нас в вашу землю, – девочка сочиняла на ходу. – У царевича свели любимого скакуна. В нашей земле найти не смогли, и послали нас сюда.
– Как странно, братишки, сестренка младшенькие мои, – голос пастуха немного окреп. – Неужто нет у вашего царя взрослых подданных, что детей посылает он. Вы, верно, не простые люди, иначе как можно отправить одних детей в чужую землю! Какого именно хана вы подданные?
Друзья осеклись. Да и как ответить, кто его знает. Но Тана-Херел, мальчик, выросший на книжках, нашел способ:
– Во-он за тем большим хребтом, на той стороне есть земля, называемая Ак-Хем. Мы из народа хана Ары-Хаана, который владеет ею.
– Царевич, хоть и повелитель, вырос, играя с нами. Нас, никчемных, друзьями он зовёт и доверяет. (Айдаш, оказывается, очень способный. Как быстро освоил заумную речь!) Царевич нам сказал: «Если друзья мои не смогут – никто не сможет». И нас сюда послали. Как можно не исполнить царского указа? Что делать нам, не можем мы понять, – Айдаш, опять приврав, даже сгорбился от отчаяния.
– Вот как было, значит. Конь царевича, верно, не обычный скакун, отличается и статью, и тамга[2] особой. Если его привели в наши края, всем стало бы известно. Я же, несчастный, ничего об этом не слышал и не знаю. Если кто-то и знает про скакуна породистого, то это Аксагалдай-Сайын-хавырчы. Спросите у него. Сейчас идет у нас война губительная, будьте осторожны, – пастушок дал совет от чистого сердца.
– А как нам встретиться с этим человеком? Погоди-постой, мы до сих пор не знаем твоего имени, – покраснел от смущения Тана-Херел.
– Кони узнают друг друга по ржанию, человек человека узнает по разговору, говорят. Родители мои, когда я был маленьким, ушли в другой мир. По происхождению семья всегда пасла скот наших правителей. Имя мое Сайын-Белек, люди в аале кличут Оскюс-оолом, и прозвище мне заменило имя. Аксагалдай-Сайын-хавырчы наш господин. Он хорошо знал моего покойного отца, и с малолетства приглядывал за мной, вырастил, оказав мне милость. Поэтому считаю его старшим братом я. Около его белой юрты стоит моя черная худая юрта, немного дальше стоит юрта моей сестры, вышедшей замуж. Я теперь один живу в своей юрте, – новый знакомый рассказывал без утайки и запинки.
– Понятно, Сайын-Белек, ой, Оскюс-оол, теперь мы точно познакомились. Как нам найти вашего брата, как сможем поговорить, дай нам совет, старший брат? – Тана-Херел просил,  будто и вправду пришел на поиски коня.
– Почему бы мне не помочь вам. Я давеча испугался, нес чепуху, голова шла кругом. Теперь, присмотревшись, вижу, что вы похожи на детей нашего стойбища, такие же вежливые, храбрые. Что, если поступим так: пришло мне время отару гнать в аал, и вы, пришедшие издалека гости, вместе со мною идите. В моей юрте найдете и чай, и отдых. Брат мой должен приехать вечером, и я вам устрою встречу. Согласны ли вы? – Предложил отзывчивый Оскюс-оол.
– Правильно. Будь по-твоему, – ответил Тана-Херел, посмотрел на друзей, и они согласно кивнули головами…




[1]  Ширтек – войлочный настил-ковер в юрте, сделанный из шерсти.

[2]  Тамга – особый знак (клеймо, тавро), которым отмечалось право собственности на скот.