Service Menu

Камгыыл


[1]

Разморило. Разомлел, задремал я на солнце, на свежем воздухе, выпасая скот в местечке Сайыр-Аксы. И вдруг вижу: словно призрачный легкий туман, налетели-прискакали всадники на многочисленных саврасых лошадях, чьи легкие копыта едва касались земли. Лица гостей были смутными и лишь угадывались сквозь мглу, вдруг окутавшую окрестности.
– Откуда вы и куда путь держите? – спросил Камгыыл у вожака.
– Мы идем из местечка Маанайлыг-Хову, – ответил тот. – На западе, за первыми высокими перевалами гор на нас напало странное войско. От него спасаемся.
– Кто же они, эти воины?
– Кто их знает. Пришлые – глазу невидимы, цель непонятна. Бряцают оружием, вопят оглушительно, шлют огненные стрелы, мы и сбежали… В долине Кагай, что у Кара-Холя, нам шепнули по секрету, что в местечке Успана Улуг-Онгар состоится большой сбор, великий той[2]. Там можно будет чем-нибудь поживиться, и путь наш лежит туда. Но смотри – никому не говори, что нас видел.
– Люди добрые, только что я зеленый стоял, почему же, беседуя с вами, поседел?
– Это мы на саврасых конях с легкими копытами, пока разговаривали, высосали твою душу, забрали твои силы, отняли твою жизнь.
– Как странно: голова кружится, сердце бьет, словно молот, и будто летаю я. Разрешите ли присоединиться к вашей перекочевке? Очень уж вы беззаботные и веселые!
– Если любишь ветер, то можешь присоединиться.
Мимо, мимо проносится табун саврасых лошадей с легкими копытами, шурша высохшей вдруг и пожелтевшей травой, а верхом на них – беззаботные тени, такие же призрачные, как их лошади.
Сплю я крепким сном, и чувствую, что ноги и руки связаны, не могу ни пошевелиться, ни вдохнуть, будто с макушки до ног укутанный душным покрывалом и вдруг, в панике, просыпаюсь…
Никого нет, лишь ветер дует, трава шелестит, а вокруг меня серым туманом кружатся пыльные клубы перекати-поля. Жуть накатывает на меня, но вспоминаются слова моей доброй матери: грех бояться без причины. И я овладеваю собой и иду за своим стадом.

…Однажды в Кызыле на автовокзале нечаянно задремал я – устал с дороги. Время сейчас непростое, среди людей нельзя спокойно заснуть, словно на поляне. Сердце не спит, душа чувствует и видит все. Справа сидит мальчик, развязный, изломанный какой-то, волосы его взъерошены и похожи на клубок перекати-поля, он смотрит насмешливо и жестоко, усмехается:
– Какие толстые карманы у мужика!
– Сядем к нему ближе. Если закричит, все рассмеемся, никто не услышит, – тихо говорит рыжая девушка с крашеными бровями, похожими на крылья ласточки.
Горячая рука Перекати-поля залезает в мой карман, касается матерчатого дна. Но я не так прост и беззащитен, и моя сильная рука хватает руку вора и сжимает ее железными клещами. Тощие ноги Перекати-поля дергаются и лягают меня, он отчаянно вопит от боли, а его выпученные разноцветные глаза готовы сжечь меня на месте.
Я будто в кошмарном сне, в котором подельники вора, ночная нечисть, шипят и пускают в мою сторону острые стрелы. Но я поднимаю ступни в тяжелых башмаках, и магнитная подошва притягивает стрелы, и я пускаю в ответ огненные копья! Я оглушительно гремлю: «Держи воров, схватить хулиганов, тактагалдай-ла, тактагалдай-ла!»
И вот на воров надевают наручники.
Кочуя от одного вокзала к другому, они шарят в чужих карманах. За бутылку дешевой водки они способны убить человека. Неуловимо похожи они на сорняк перекати-поле, кружащий бесцельно по необъятной осенней степи.
И наш вокзал стал местом, где собирается нечисть. Недавно рядом с ним была изнасилована и убита женщина. Ради своего минутного удовольствия напали они на нее. Кровью и грязью испачкали белое молоко своих матерей, их колыбельную песню. Как земля носит подонков. Нечисть рано или поздно будет наказана. Люди-сорняки из тьмы никогда не будут освобождены.
Перекати-поле, Камгыыл – сорняк, никому не нужный и ни для чего не пригодный. Растение, катящееся по ветру, притягивающее и вбирающее в себя ковыль-волосатик. Осторожно, смотри, чтобы не зацепилось оно за подол, чтобы не запуталось в одежде, не стой в направлении ветра! Это нечисть, хищник, и доброму человеку нужно быть внимательным и защищаться.

Подстрочный перевод Идегел Адыгжы
Литературный перевод Игоря Принцева




[1] Перекати-поле (тув.)

[2] Пир (тув.)