Service Menu

Проза (на русском языке)

Николай Сердобов. Волшебное зеркальце

«Волшебное зеркальце» – это книжка тувинских сказок в литературном переложении тувинского писателя Николая Сердобова – доктора исторических наук, участника Великой Отечественной войны, заслуженного учителя школы РСФСР. Книжка – для детей младшего школьного возраста.

Екатерина Танова. Дети военного лихолетья

«Быстрым жеребенком пролетело наше детство — детство военного лихолетья. Я всегда сравниваю его с цветами, выращенными на благодатной, здоровой почве, проверенной временем» – пишет поэтесса, прозаик, историк Екатерина Танова. «Дети военного лихолетья» – это главы из повести о сверстниках, выросших в Туве в годы Великой Отечественной войны.

Игорь Принцев. Перевал

Рассказы Игоря Принцева опубликованы в журнале «Улуг-Хем», книгах «День снега» и «На высоте». Многие из них – в жанре фэнтези. Этот жанр сочетает черты фантастики, сказаний и мифологии. Эти рассказы – о юности и для юных.

Кызыл-Эник Кудажи. Улуг-Хем неугомонный. Черный том

«...в своей жизни я не видел реки великолепнее Енисея. Пускай Волга нарядная, скромная, грустная красавица, зато Енисей могучий, неистовый богатырь, который не знает, куда девать свои силы и молодость. На Волге человек начал удалью, а кончил стоном... на Енисее же жизнь началась стоном, а кончится удалью, какая нам и во сне не снилась. Так по крайней мере думал я, стоя на берегу широкого Енисея и с жадностью глядя на его воду, которая со страшной быстротой и силой мчится в суровый Ледовитый океан. В берегах Енисею тесно. Невысокие валы обгоняют друг друга, теснятся и описывают спиральные круги, и кажется странным, что этот силач не смыл еще берегов и не пробуравил дна... Я стоял и думал: какая полная, умная и смелая жизнь осветит со временем эти берега!»
А. П. Чехов

Кызыл-Эник Кудажи. Улуг-Хем неугомонный. Красный том

«Весна вступила в свои права.
На полях и в предгорьях стаял снег. В высоком небе радостно запели жаворонки. Под лучами солнца ожила природа. И хотя на деревьях еще не распустилась листва, луга зазеленели.
Только Улуг-Хем еще не проснулся. Почернели его берега, подтаяли ледяные глыбы, казавшиеся фантастическими фигурами зверей и птиц, на реке появились полыньи и с каждым днем становились все шире. Время от времени дремлющий богатырь словно потягивался, распрямляя затекшую спину. Скованные панцирем, громко хрустели его кости.
Всему свой срок... Пришла пора, и сорвала весна тяжелые ледяные покровы с Улуг-Хема. Громоздясь, сшибаясь друг с другом, оглушительно грохоча и выползая на берега, двигались, двигались громадины-льдины, расчищая русло, открывая лик многоводной реки».
Кызыл-Эник Кудажи